На этой странице "Любимая Профессия" рада представить вам современные рассказы про профессию прапорщик, которые с любовью и душевной теплотой написали современные авторы. Спасибо авторам за труд и талант.

Рассказы про прапорщика

Где этот прапорщик?
автор: Кассиан Бумерчила
 
На заставе, куда Санька попал по призыву, его стали звать Сантёр. Служил, как все, но однажды отличился в пешем дозоре. За это Сантеру дали 10-дневный отпуск. Дома не ждали, но обрадовались, когда он на пороге явился при полном параде. На стол собрали, гостей позвали. Ели, пили, поздравляли, но от Сантера вино, и водку отодвигали.
Зять Гена, новичок в семье, не понимал, почему Сантеру пить не дают. Улучил момент и на кухне дернул с ним пару стопарей. Сантер и ожил. 
Пока гости расходились, он снял форму и напялил свою старую джинсу. Штаны узкие стали. Но Сантер управился. Ходить – еще ничего, а вот сесть или нагнуться… Лучше шевелиться поменьше.
Сестра Людка за хлопотами не заметила, как Сантер с зятем сбежали. Когда хватилась, кинулась к родителям: мама, папа, что-то надо делать. Санька, если выпил, драться норовит, заберут в милицию, и Генку вместе с ним.
А Сантер с зятем далеко не пошли, «присели» в кафешке рядом с домом. Через час оба были уже бестолковые. И тут к ним подсел парень.
- Я сотрудник военкомата, - говорит, - меня прислали специально поздравить отличника боевой и политической подготовки.
Конечно, парня угостили, и не раз. Потом он заверил Сантера, что завтра "приходи, спроси прапорщика Селикова, я тебе отпуск продлю", и исчез.
Еще через час Гена с Сантёром стали «хорошие». Генка освежился бутылкой минералки и поволок Сантера в гальюн. Там им повстречался прапорщик, на которого «наехал» какой-то парень. Прапорщик уговаривал «не махаться», кое-как оторвался от него и сбежал.
Генка полюбопытствовал у парня: 
- Чего тут случилось? Помощь не нужна?
Парень заругался и объяснил, что этот тип неделю назад пришел к его столику, жрал-пил за его счёт и пообещал, как сотрудник дорожной полиции, решить проблему. Сантер молча слушал, а Генка ответил, что это вообще-то прапорщик из военкомата и обещал Саньке продлить отпуск. Услышав это, парень захохотал. Сантер посмотрел на него, на своего зятя и так же молча двинулся в зал кафе.
Через минуту там раздался его крик: 
- Где прапорщик? Уйди, зашибу!
Генка побежал за Сантером, который пёр через весь зал на прямых ногах, роняя стулья и сдвигая в стороны столы. Кое-как он успел перехватить Сантера, иначе тот разгромил бы закуток администратора. Кое-как одевшись, они вышли на улицу и сели в частное такси. Сантёр притих. Но когда доехали почти до стадиона "Металлург", он вдруг зашевелился и ясным голосом сказал: "А вот он, прапорщик-то!" и ухватил водителя за шею.
Тот перепугался, вырвался из объятия и с монтировкой вылез из машины. Генка попробовал успокоить таксиста, но он заорал: "Выметайтесь! Все равно не повезу!" Генка вылез сам, выволок Сантера наружу и поставил его на негнущиеся ноги. Переставляя их, как ходули, Сантер бодро направился на каток, отпихнув по пути контролера на входе. Генка расплатился с таксистом и побежал за Сантером.
Публика каталась вокруг, а боевой пограничник свалился на лед и никак не мог встать. 
- Ребята, помогите его поставить, у него ноги в тесных  джинсах не сгибаются, - попросил Генка. 
Двое ребят помогли. Зять перехватил шурина поудобней и потащил его домой. Ббыло уже недалеко. Сантер волокся, подчиняясь Генке и снова притих. Но в квартире, пока мать с Людкой снимали с него полушубок и сдирали вмести с полусапогами обмерзлые джинсы, Сантер опять "включился": 
- А-а, вот он, прапорщик!
И боевым приемом свалил Генку. Зять попытался удержаться за тестя, но не смог, и оба кругом, задевая мебель, «прошлись» по комнате. А Сантер, побежденный алкоголем, рухнул и мгновенно заснул там, где упал.
Утром Сантер кое-как поднялся и  прошлепал на кухню. Там его встретила хмурая и злая родня. Сантер поглядел на них, повернулся и посмотрел в залу: мебельная стенка зияла оторванными дверцами, стол стоял «на коленях», телевизор зиял разбитым кинескопом.
- Молодец, сынок, - церемонно сказал вышедший из кухни отец, - смотри, чего навоевал! Дался тебе этот прапорщик!
Кто такой прапорщик?
авторо: Дмитрий Заплетников
 
В конце 80-х довелось и мне отдать долг Отечеству, другими словами послужить. 
В нашей части мне по роду службы приходилось чаще всего контактировать с армейской прослойкой, именуемой прапорщиками. Из-за разнообразия караулов их в нашей роте было 10. 
Об одном из них речь. Звали его Вася. Вася был весьма полным и ленивым как породистый ГАИ-шник, невезучим, ибо постоянно влетал в какие-то совершенно дурацкие ситуации, но при всём при этом добряком, человеком неунывающим (а из отцов-командиров не дрючил его только ленивый), любящим пошутить и понимающим ЛЮБОЙ юмор. Как-то раз Вася изобрел себе новый вид развлечения - видел проходящего мимо молодого бойца, ловил его за пуговицу, делал на лице напускную суровость и обращался:" Товарищ солдат, доложите мне согласно Устава, кто такой прапорщик!" (о том, что в Уставах об этом ни гу-гу Вася ес-но был превосходно осведомлен). Те из солдатиков, что были поумнее бойко начинали: "Прапорщик это...." далее следовала длительная пауза и полный ступор, менее бойкие к ступору переходили немедленно. И те и другие начинали ожидания наказания... Вася же разражался речью (куда там замполитам!), но втихомолку хихикая, что дескать "Трам-тарарам...молодое пополнение не учит Уставы и т.д." и потом рявкал: "Бегом выучить и доложить!" Молодой уносился в Лнкомнату, а довольный Вася разражался громким хохотом. "Впечатлений" Васе хватило недели на две, а потом надоело. Тем более старшие товарищи попавшего под Васин "пресс" быстро объясняли молодому что к чему и что из себя представляет Вася и повтор трюка не давал результатов - боец громко рапортовал об отсутствии запрашиваемого в Уставах, при этом улыбаясь от уха до уха и делясь "мудростью" с остальными. И вот Вася поймал очередного недотёпу покуражился и решил внести разнообразие. В самом разгаре обвинительной речи он обратился ко мне: "Вот ты,старый солдат, скажи молодому кто же такой прапорщик!" Тут мы с Васей переглядываемся и ОБА понимаем дальнейший ход развития событий... Наблюдавшие со стороны сказали, что у них создалось впечатление, будто ещё до моего ответа: "Прапорщик - это ДРУГ ЧЕЛОВЕКА" мы побежали, а наши головные уборы как бы на мгновение зависли в воздухе, а потом понеслись следом за их владельцами. Я был на ноги шустр, а Вася увесист, поэтому наш забег вокруг круглой курилки мне ничем не грозил. Но тут появились Васины "собратья по разуму" ( и по погонам" ). У каждого в зубах торчала "беломорина" свернутая, по тогдашней прапоровской моде немыслимым кандебобером. Улыбаясь на все 32 зуба они поинтересовались, с чего это Вася меня погонять-то решил? Вася отдуваясь на бегу и пыхтя как паровоз изрек:" Он сказал, что  "Прапорщик - ДРУГ ЧЕЛОВЕКА!" 
 - Что????
Через 20 мин. в дальнем углу автопарка мне пришлось прекратить сопротивление 3-м здоровенным мужикам и охая, матерясь и держась за помятые бока припереться в хохочущую роту, которая развлекалась, напоминая уставшим раздавать "теплые вещи на зимний сезон"   
направо и налево нач.карам
Прапорщик
автор: Сергей Север 
 
 Случай этот произошел во времена моей армейской службы. Случай вышел забавным весьма, в лучших традициях солдатского юмора. Случай этот, можно сказать, даже не случай, а анекдот! 
 
 Служил я на севере, в одной из частей Архангельской области. Часть наша являлась авиационной, потому основную массу военнослужащих составляли контрактники. «Срочни» было мало, только небольшой взвод, в коей входил и я, для обслуживания гарнизона: парашют, там, собрать после приземления истребителя, или «взлетку» от льда очистить. Впрочем, речь пойдет не о нас. Служил на тот момент в нашей части такой прапорщик Внеглижайло – старый вояка. Он всю жизнь по северам промотался. До двойной пенсии ему не хватало чуть меньше года и у нас он размеренно «доматывал» свой срок, потихоньку, не наглея сплавляя керосин и солярку на сторону, пользуясь своим положением начальника ГСМ.
 
 Так вот, прилетела как-то новость из областного центра, что пришел приказ о расформировании ряда воинских частей и, министерством обороны, специальной комиссии поручено выявить кандидатов внеплановыми проверками. Что тут началось-то… В ожидании больших гостей, запаниковали все, кто носил на плече хоть одну крохотную звездочку или соплю. Опустим прочие грехи нашей части, просто времени жалко, затронем лишь главный: до совпадения с документацией в многотысячной топливной емкости не хватало несколько метров керосина. Переводя на денежный эквивалент – цифра приближалась к миллиону. И дело было вовсе не в, ответственном за топливо, аккуратном Внеглижайло. Нет, предпринимательская жилка присутствовала и в, ему предшествующих, военнослужащих. Да и с головой прапорщика, можно было не сомневаться, полетели бы и головы более крупных рыб нашего пруда вооруженных сил РФ. 
 
 Так что, сплотившиеся общей бедой, офицеры уже не виновного искали, а единственно выход из, поставленной обстоятельствами, воинской задачи. И решение было найдено. Пусть несколько банальное и совсем неоригинальное, но действенное и проверенное временем. Уровень топлива решено было поднять законом Архимеда, погрузив на дно емкости такое количество тяжелых предметов, которое позволит, все по тому же закону, «довытеснять» жидкость до требуемого уровня.
 
 За работу взялись бойко, с утроенной силой. Нас – срочников, вперемешку с контрактниками, выстроили в цепь от склада к емкости. По этой живой цепочке мы передавали болты, гвозди, да и вообще все, что только могли найти на складе, поднимали на емкость и погружали в топливо. Старый Внеглижайло обладал уже, в силу возраста своего, старческими принципами. Например, считал уничижением своей чести и достоинства встать в одну цепь с салагами малолетними вроде нас. Но, с другой стороны, надо отдать ему должное, за общее дело душой болел, поэтому таскал разный хлам из склада к «многокубовику» отдельно от всех, на одноколесной тележке.
 
 Все бы ничего, да только время поджимало. Светлые головы среди руководства нашего гарнизона, правда и от этого недуга лекарство предусмотрели, выставив на дороге дозорного бойца, на местном сленге именуемого «фишкой», который должен был, в случая появления генеральской волги – «палева», скрыться в лесу и известить от-туда остальных об опасности по рации одноименным кодовым словом, чтобы мы успели свернуть все сомнительные работы. Уровень топлива хоть и был еще не удовлетворителен, но уже и не критичен.
 
 Все было предусмотрено, как известно – у страха глаза велики. Все, кроме маленькой детальки - качества «фишки». На эту роль был определен рядовой Нифертинов. Большущий добряк из далекой русской глубинки, армия для которого, являлась еще и поводом единственный раз в жизни покинуть родную деревню. Это его поставили на дороге с конкретным приказом: незамедлительно кричать в рацию «палево!» в случае приближения какой бы то ни было Волги.  В представлении Нефиртионова образ Волги, был лупоглазенький ГАЗ-24, массово выпускавшийся еще в 60х. Образ этот прочно засел в его сознании. Поэтому рядовой Нефиртинов не придал никакого значения проехавшей мимо новенькой «Siber»
 
 Спасло чувство юмора ехавшего в Волге генерала. Проезжая мимо Нефиртинова, он смекнул – боец выставлен явно не спроста и, будучи в прекрасном расположении духа, решил в том убедиться. Генерал попросил своего водителя сдать назад, приоткрыл окно и вежливо осведомился:
- Вы кем будете, товарищ солдат?
Нифертионов, не подозревая в генерале ни капли опасности, приложив руку к виску в воинском приветствии совершенно честно ответил:
- Как, вас не известили? я «Фишкой» назначен, еще сутра, самим командиром части.
- «Фишка», говоришь? - протянул, давно "прожженный" службой, офицер, - Ну, тогда я палево…
 Последовала немая сцена, после которой рядовой Нифиртионов не нашел ничего лучше, чем приложить рацию ко рту и пронзительно закричать: 
- Палево!!!
 Генерал расхохотался и дал знак водителю продолжать движение.
 
 Когда генеральская волга въехала на территорию части, о разгуле солдатской смекалки в ее стенах уже ничего не говорило. Мы, вместе с контрактниками бегали с места на место, чтобы только не попасться на глаза генералу на всякий случай. Все шло прекрасно до определенного момента. Из склада ГСМ в сторону проходной, за которой находилась топливная емкость, неспешно, вразвалочку, выплыл, ничего не подозревающий, поскольку работал один, прапорщик Внеглижайло, размеренно толкая перед собой тележку с различными полезностями, имеющими вес больше жидкости. Столь подозрительное действо не скрылось от внимания генерала:
- Товарищ прапорщик, - обратился он к старику, - что здесь происходит?
По сути ситуация была не патовая. Даже самый несообразительный солдат нашей части смог бы, пожалуй, придумать отмазку – для чего ему все эти вещи. Но, сопровождаемый безразличным взглядом, ответ старика был таков:
- Да пошел ты на ***! Б*я, на…
 Цитирую слова прапорщика дословно, без цензуры, чтобы впечатление о его равнодушии за свою стариковскую судьбу передалось в полной мере.
Как же изменился в лице генерал. Он побагровел, ноздри яростно раздулись. От злости толстый генерал стал задыхаться и хрипеть. А какой полет словоохотливости вырвался из его уст. Даже прожженная еще на гражданке «срочня», состоявшая преимущественно из пацанов с улицы, отдельные словоформы из его речи и не слышала ни разу! Генерал был настроен решительно и, определенно, возмущение свое намеревался выразить по максимуму. Он собрал всю верхушку и выстроил в шеренгу прямо на плацу перед казармой, чего наши офицеры отродясь не делали. По стойки смирно, покорно задирал подбородок даже командир части – подполковник Немцов. Вызвали и Внеглижайло. Накинулись на него. Сначала прапорщика отсчитал командир части. Потом замполит. Потом начштаба. Потом все вместе во главе с оскорбленным Генералом. Да только, вот беда – Внеглижайло не то, что извиняться, вины признавать не хотел. Уперся: «О чем толкуете не понимаю, на *** генерала не посылал». Генерал неистовствовал просто! Метал взглядом молнии, багровел, срывал голос. А Внеглижайло твердит: «О чем толкуете не понимаю, на *** генерала не посылал». Генерал уже и хитрил, применял игру слов, выводил прапорщика на признание уловками. Нет, Внеглижайло все одно: «О чем толкуете не понимаю, на *** генерала не посылал». Тут еще выяснилось, что свидетелей этому вопиющему случаю нет: те, кто не слышал – верили упертому прапору, а те, кто слышал – уже начали сомневаться, то ли, вообще, слышали? Мол и говорит старик тихо, и дикция невнятная от редкости зубов. Окружающие стали поглядывать на генерала из комиссии с недоверием. Он уже в отчаяние впал. Готов бы все простить прапорщику, только бы тот хоть признался, чтобы его не считали сумасшедшим. Но Внеглижайло был непреклонен: «О чем толкуете не понимаю, на *** генерала не посылал».
 Тут командир части в разговор встрял:
 - Товарищ генерал, да может он сам с собой матом ругался? Черт его знает, что взять со старика! Мы накажем, можете не сомневаться! Может, немножечко, после такого дня напряженного, нам и расслабиться не помешает? У нас и банька офицерская как раз подоспела!
 
 Генерал застонал от обиды, но от бани отказываться не стал. Только попросил всех вперед идти, мол догонит сейчас, а сам побежал в противоположную сторону за отпущенным с глаз долой Внеглижайло. Тот в своей неторопливой манере, прихрамывая на обе ноги, ковылял к себе на склад ГСМ. Генерал настиг старика и заговорил:
- Послушай, прапорщик, ну вот наедине с тобой остались, ну не слышит никто! Я тоже никому не расскажу! Прощаю тебя и зла на тебя не держу! Ну, сейчас-то, с глазу на глаз, признайся – ведь ты послал меня!  
Сопровождаемый тем же безразличным взглядом, ответ старика был все так же лаконичен:
- Да пошел ты на ...

Смотри и другие материалы по теме:
Загрузка...
Подождите...
Загрузка...
Go to top
Каталог-библиотека о профессиях Ljubimaja-Professija.ru