На этой странице "Любимая Профессия" рада представить вам современные сказки о профессии кузнец, которые с любовью и душевной теплотой написали современные авторы. Спасибо авторам за труд и талант.

Сказки про кузнеца

Сказка про кузнеца

автор: Игорь Моисеенко
 
В дальнем королевстве это все случилось,
Приключилось горе у Короля-отца.
Дочь его, Принцесса, по уши влюбилась,
Да ладно, если б в принца, а то ведь в кузнеца.
 
А кузнец не ведал, что в него влюбились,
Он стучал кувалдой, раздувал меха.
Вечером в деревне пили, веселились,
И на кулачных драках творил он чудеса.
 
Тот кузнец Василий смелый был и ловкий,
Он быка-трехлетку мог щелбаном убить.
На все всегда хватало у кузнеца сноровки,
Ну как его Принцесса могла не полюбить?
 
Она отца просила, мол, папочка мой милый,
Ты выдай меня замуж за Васю-кузнеца,
Хочу иметь я мужа с такой медвежьей силой.
Короче, доводила до бешенства отца.
 
Король был старый, мудрый, решил принять он меры.
Послал он приглашенья всем принцам и князьям,
Из королевств соседних примчались кавалеры,
И был один оттуда, где много обезьян.
 
Они несли подарки, сложили их у трона,
Колени преклонили и поклялись в любви.
А тот, что из далека,  отбил сто два поклона
И так перестарался, что морда  вся в крови.
 
Король сказал Принцессе: смотри какие  люди,
Богатые и вроде совсем не дураки,
Так что давай, родная,  упорствовать не будем.
Мол, выбирай любого и замуж выходи.
 
Я ж лично, как отец, вообще рекомендую
Того, что из далека, по имени Гасан 
И дружеские связи установить смогу я
С далеким государством, где много обезьян.
 
А если не захочешь ты замуж все же выйти,
Тебя придется спрятать в женский монастырь.
И из тебя всю глупость там за полгода выбьют,
Я накажу жестоко того, кого растил.
 
Принцесса на колени и горько стала плакать,
И, глядя на Принцессу, король заплакал сам.
Она его просила: ах, не губите, папа,
Зачем мне обезьяна по имени Гасан. 
 
Король хоть и заплакал, не изменил решенья,
Он говорит, мол, завтра готовься под венец,
Тем более,  что будет Христово воскресенье.
Касан  хоть обезьяна, но принц, а не кузнец.
 
Тогда Принцесса ночью письмо тайком писала,
Его с своею нянькой послала к кузнецу.
Мол, выручай, любимый, иначе я пропала,
Хочу сбежать из замка с тобой назло отцу.
 
И вот кузнец Василий письмо с трудом читает
И даже раскраснелся от счастья и любви.
Ведь как-никак Принцесса о помощи взывает,
А это не крестьянка, что там ни говори.
 
Кузнец шарахнул  водки и сразу же взбодрился,
Он закусил полулитра  соленым огурцом,
И за своей кувалдой он в кузню возвратился:
Мол, разнесу весь замок и дело все с концом.
 
К дворцу кузнец подходит и стражника хватает,
Мол, отвечай, мерзавец ,  принцесса где живет.
А стражник испугался, но хитро отвечает:
Идите, мол, налево, она давно вас ждет.
 
Свернул кузнец налево, но там была засада.
Со всех сторон напали, назад дороги нет.
Пропал бы наш кузнец, если б не кувалда,
Всех без разбору он отправил на тот свет.
 
Ворвался он в хоромы, Принцесса там стояла,
Ее он нежно обнял и на руки поднял.
Принцесса прямо в губы его поцеловала,
Ах, милый мой, любимый, ты унеси меня!
 
Теперь живет Принцесса среди простого люда,
Детей двоих родила и учит их читать.
А кузня - не хоромы, порой бывает худо,
Да только если любишь, на трудности чихать.
 
Король ей пишет письма и деньги присылает,
Мол, приходи обратно и кузнеца бери.
И вот одно, бедняга, никак не понимает,
Что не купить за деньги ни счастья, ни любви.

Сказка про кузнеца Ивана Лукича

автор: Емельянов Дмитрий Юрьевич
 
Во лесу дремучем, древнем
Там где ветры даже дремлют
Жил Иван Лукич, отшельник
Был во всём всегда он первым.
 
Первым в мире он вставал,
Душ холодный принимал,
Первым свой любимый молот
Из-под лавки доставал.
 
Правда не был он героем,
Не любил ходить он строем,
Но зато ковал отменно,
Если не дружил с запоем.
 
В его доме было справно
Всё как надо, всё исправно,
Ну а если вдруг поломка
Дядя Ваня скажет: «Ладно,
 
Всё починим, всё поправим,
Новый горн намедни справим,
Лишь металл бы не кончался,
А ковать мы не устанем.»
 
Слишком долго жил один
Наш отшельник-нелюдим
Потому когда сидел он,
Говорил, что мы сидим.
 
И тут как то на заре
В январе иль в декабре
Дед Лукич стопы направил
Прямо к чёртовой горе.
 
Там металл он добывал,
Чёрный уголь отбивал,
Чтобы горн его кузнечный
Никогда не остывал.
 
Не дойдя шагов так трое 
До заветного забоя
Дед, прищурившись, услышал,
Чуть правее кто-то стонет.
 
Подойдя, он обнаружил
Две ноги объятых стужей
Из-под снежного покрова
Нагло так торчат наружу.
 
Рядом маленький щенок
От мороза весь продрог,
Сжавшись в маленький комочек,
Только выть да тявкать мог.
 
Дед подумал: «Как и где?»
Почесался в бороде
«Ну не бросать же в самом деле
Эти ноги здесь в беде.»
 
Взял он в руки эти ноги,
Да помогут ему боги,
Дёрнул так, что оказался 
Вместе с телом у дороги.
 
«Что за чудик здесь бродил»-
Дед в усы проговорил
И без видимых усилий
Тело на спину взвалил.
 
«Отнесу к себе пока,
Да! Не забыть бы про щенка
У него ведь тоже доля
Мягко скажем, не легка»
 
И пошёл он с этой ношей 
Снова в дом лесной, а что же 
Пусть на вид он и свирепый,
Но зато в душе хороший.
 
Баня паром так и дышит,
Пар валит аж из-под крыши
И такой там жар поднялся,
Что вспотели даже мыши.
 
Оба там они помылись,
Причесались и пробрились
И легко обоим стало так!
Что вам даже не снилось.
 
                   Говорит Иван Лукич:
 
«Ну рассказывай, сынок,
Я же чай тебе помог,
Говори всё честь по чести,
Ты зачем в лесу залёг?
 
Али ты худой турист?
Али может террорист?
Ну а может этот самый,
Ну который антихрист?»
 
Отвечал ему юнец:
«Я старик в душе кузнец
И ни нехристь я какая,
Я за родину борец.
 
Не смотри что мало лет,
Повидал я много бед,
Я таких чудовищ видел,
Что под мышками стал сед.
 
Что касаемо сугроба,
Ты Лукич не больно строго!
Мы ж тебя старик искали
Дней так... вообщем очень  много!» 
 
                       Говорит Иван Лукич:
 
«В кой-то веке не забыли,
Времена вот помню были –
Всё красавицы в деревне
Одного меня любили.
 
Ну да ладно, что за горе?
Али русь опять в раздоре?
Ненавижу иноверцев!
Утопил бы разом в море!»

Сказ про кузнеца Тимофея и царя Берендея

автор: Марина Горбачева
 
 1.
Жил да был Царь Берендей,
Не герой и не злодей.
Берендей души не чаял,
В Дарье, дочери своей.
Дочь была умна, красива,
Но упряма и строптива,
Если что-нибудь решит -
Тут уж ей «хоть кол теши».
Берендей имел привычку
Никому не доверять,
Потому решил сам лично,
Свое царство объезжать.
Как царевна подросла,
Стал вводить ее в дела,
Чтоб владенья показать,
Стал ее с собою брать.
Все царевне интересно -
Реки, рощи и поля,
Это все – родная местность!
Это – русская земля!
Там – пшеница колосится,
Там – пасут стада овец,
Звон донесся из кузнИцы,
То работает кузнец.
Взглядом встретилась царевна,
С  Тимофеем кузнецом,
И румянцем вдруг зарделось,
Царской дочери лицо.
Дарья, глаз не отводила,
От красавца кузнеца,
А потом она спросила
Венценосного отца:
«Посмотри-ка ты, отец,
Как старается кузнец,
Можно дать ему подарок,
Раз такой он молодец?»
А у Дарьи, у царевны,
Белый голубь был, ручной,
И в поездки непременно, 
Та брала его с собой.
ДАРЬЯ.
- Возвращаемся домой!
Вот, кузнец, подарок мой,
Белый голубь говорящий,
Пусть останется с тобой! 
2.
Гости кузню покидали,
Тимофей застыл в печали.
Чтоб прошла его тоска,
Стал он гладить голубка.
ТИМОФЕЙ.
- Ты скажи мне голубь-птица,
Объясни ты мне, друг мой,
Как же я посмел влюбиться,
В дочь царёву, всей душой?
Это, братец, очень скверно,
Вот, болит теперь душа.
Все же – как мила царевна!
Как царевна хороша! -
Голубь парня утешает:
- В жизни всякое бывает!
Если искренне любить,
Можно горы своротить!
Ты ведь тоже люб царевне,
Так что нечего грустить!
ТИМОФЕЙ.
- Ты смеешься надо мной?
Кто я есть? Кузнец простой!
ГОЛУБЬ.
- Я давно ведь Дарью знаю,
И сегодня видел я,
Как царевна молодая,
Поглядела на тебя.
Повторить могу я вновь,
У нее к тебе – любовь!
Я, когда порой вечерней,
Разольется всюду мгла,
Полечу домой, к царевне,
Узнавать, как там дела!
ТИМОФЕЙ.
- Передай ей, голубь мой,
Я ей предан всей душой!
3.
Дарья в тереме мечтает,
Голубь к ней в окно влетает:
- Что, царевна, будешь слушать?
ДАРЬЯ.
- Не томи мою ты душу,
Ну, рассказывай скорей,
Как там, милый Тимофей?
ГОЛУБЬ.
- Шлет тебе большой поклон,
Говорит, что он влюблен!
ДАРЬЯ.
- Я так счастлива! Но знать бы,
Как царя уговорить,
Чтоб он дал сыграть нам свадьбу,
Чтоб преград не стал чинить!
А пойду-ка я к царю,
С ним сама поговорю!
4.
И пошла к отцу царевна,
В зал, не чувствуя преград.
У царя сидел в то время,
Иностранец Фердинанд.
ЦАРЬ.
- Вот жених, представить рад,
Королевич Фердинанд!
На тебе решил жениться,
Не жених, а просто – клад!
Во дворе стоит обоз,
Бальных платьев, целый воз,
И сундук камней бесценных,
В дар жених тебе привез!
Тут, всего-то, дочка, надо,
Чтобы ты сказала «да»!
ДАРЬЯ.
- Не пойду за Фердинанда,
Ни за что, и никогда!
ЦАРЬ.
- Что такое слышу я?
Это глупость, дочь моя!
Ты пойдешь за Фердинанда,
Или выпорю тебя!
ДАРЬЯ.
- Можешь выпороть, отец!
Не пойду с ним под венец,
Ведь, признаться я должна,
Что в другого влюблена!
Ни к чему  мне эти платья,
Самоцветы ни к чему!
Хочу к милому  в объятья,
К Тимофею своему!
Знай – на свете всех милей,
Мне кузнец наш, Тимофей.
За другого выйти замуж,
Заставлять меня, не смей! 
5.
Вышла Дарья, хлопнув дверью,
Царь сказал: - Ушам не верю,
Жалит больно, как змея!
Фердинанд, прости меня!
Пошумит немного дочка,
Успокоится – и точка!
ФЕРДИНАНД.
- Мне понравилась царевна,
Я же ей не люб, наверно!
ЦАРЬ.
- Я ей все-таки, отец!
Пусть ступает под венец,
А потом к тебе привыкнет,
И полюбит, наконец!
ФЕРДИНАНД.
- Ждать любви царевны буду,
И надеяться на чудо,
Я пленился красотой.
Станет Дарья мне женой!
6.
Тут к царю, гонец вбегает:
- Басурмане наступают!
Царь  присвистнул: - Вот те на!
Ни к чему совсем война!
Что же, будущий мой зять,
Вместе будем воевать?
Помоги ты, басурман мне,
От границы отогнать!
ФЕРДИНАНД.
- Я не твой пока что зять,
Нет мне смысла воевать!
Не за тем сюда я ехал,
Чтобы войско подставлять!
ЦАРЬ.
- Это что за «политес»?
Прям на землю, да с небес!
И зачем же, пес трусливый,
Ты в зятья ко мне полез?-
Фердинанд сказал: - Ну, что ж!
Значит  - я, зять не хорош?
Может ты в мужья царевне,
Кузнеца тогда возьмешь?
Я ж, когда домой приеду,
Растрезвоню всем соседям,
С кем царева дочь жить хочет,
Пусть Европа похохочет!
ЦАРЬ.
- До греха не доводи!
Поскорее уходи! -
И не делая поклон,
Фердинанд подался вон.
7.
Вот из разных волостей,
Собирает Берендей,
Рать большую для защиты,
Милой Родины своей.
Сам командовать пошел,
Опустел его престол.
Басурманский хан с войсками,
Уж к границе подошел.
Царь велел расположиться,
С этой стороны границы.
Вот, воткнули в землю флаги,
Сделали военный лагерь.
Рано утром, басурмане,
Перерезали охрану,
И пробрались втихаря,
Прямиком в шатер царя.
Царь садится на горшок,
 Хоп, на голову мешок!
Не успел царь даже вскрикнуть,
С  ним случился нервный шок.
Занимается заря,
Видит войско – нет царя!
Воевода «репу» чешет :
- Может, мы воюем зря? 
8.
Кузнец молотом стучит,
Не отходит от печи,
Он для войска Берендея,
День и ночь кует мечи.
Прилетает голубок.
ТИМОФЕЙ.
- Здравствуй голубь, мой дружок!
ГОЛУБЬ.
- Новость я принес одну,
Берендей, наш царь, в плену,
Он у басурман в руках,
Зреет паника в войсках!»
Перестал кузнец ковать.
ТИМОФЕЙ.
- Я пойду царя спасать,
Нужно мне поторопиться,
Через лес пойду к границе,
Ты же, улетай домой!
ГОЛУБЬ.
- Полечу ка, я с тобой!
Чтоб ты мог за мной идти,
И не потерял пути.
9.
Видя голубя полет,
Тимофей сквозь лес идет.
Вдруг, Бабу Ягу встречает,
Та сидит и слезы льет.
Задал ей кузнец вопрос:
-  В чем причина этих слез?
БАБА ЯГА.
- Как мне жить на свете, глупой?
У меня украли ступу!
Без нее я, как без ног,
Отыщи ее, сынок!
Не останусь я в долгу,
Что попросишь  - помогу! 
- Голубь – просит Тимофей,
- Облети весь лес, скорей,
Нужно бабушке помочь, 
Жить без ступы ей невмочь,
Как найдешь ее, друг мой,
Сразу прилетай за мной.-
Вскоре голубь припорхал:
- Ступу, Леший своровал! -
Кузнец к Лешему пошел,
Ступу у него нашел,
И давай его ругать,
Дескать, плохо воровать! 
Леший тут, слезу пустил:
- Мне ведь, белый свет не мил!
Я люблю давно Ягу,
Без нее жить не могу.
А сказать про то, боюсь,
Хоть по жизни и не трус!
Вот я пакостить ей начал,
Чтобы чувства обозначить,
Пусть вниманье обратит!
Даже если накричит,
Хоть какое-то общенье!
Без нее, не жизнь - мученье!
ТИМОФЕЙ.
- Вот ведь дуралей какой!
Я поговорю с Ягой!
10.
Ступу он Яге приносит:
- Выйти замуж  Леший просит! -
Тут Яга и расцвела:
- Как я этого ждала!
Что ж он сам не смог открыться?
ТИМОФЕЙ.
- Потому, что он боится,
О любви тебе сказать!
БАБА ЯГА.
- Пусть приходит! Буду ждать!
Тимофей ты мой дружок,
Ступу ты найти помог,
Да еще и жизнь устроил!
Я в долгу перед тобою!
Чем могу помочь тебе? -
ТИМОФЕЙ.
- Берендей, наш царь, в беде.
Он в плену у басурман,
Мне спасенья нужен план. -
Достает Яга мешочек.
БАБА ЯГА.
- Вот, волшебный порошочек,
Есть задумка у меня,
Превратить тебя в коня!
Как конем ты обратишься,
К басурманам в стан промчишься.
Там начнешь соображать,
Как царя тебе спасать.
Сутки будешь ты конем,
После – снова кузнецом! -
11.
И просыпала Яга,
На него горсть порошка.
Сразу стал кузнец конем,
С пышной гривой и хвостом,
Вороным и быстроногим.
Вмиг пустился он в дорогу,
Доскакал до басурман,
И вбежал во вражий стан.
Тут увидел хан коня.
ХАН.
- Эта лошадь для меня! -
И коня тотчас поймали,
И для хана оседлали.
Хан забрался на коня.
ХАН.
- Слуги, слушайте меня!
Я велю вам Берендея,
Привести ко мне быстрее!
Будем мы его казнить,
По частям, всего рубить! -
Берендея слуги тащат,
Конь под ханом нервно  скачет,
Раз – и на дыбы привстал,
Тут же хан с коня упал.
Конь охрану растолкал,
Берендею закричал:
- Эй! Не мешкай Берендей!
На меня садись скорей! -
Берендей узду поймал,
Прыг в седло, и поскакал.
12.
Несся конь стрелы быстрее,
Прямо в лагерь Берендея.
Подошла к концу дорога,
Все кричат: - Ну, слава Богу!
Царь наш жив, и вместе с ним!
Басурман мы победим! -
ЦАРЬ.
- Посмотрите на коня,
Он от смерти спас меня!
Накормить его овсом! -
Видит – конь стал кузнецом!
ЦАРЬ.
- Значит, спас меня кузнец?
Ты – герой и молодец!
Что попросишь ты в награду?-
ТИМОФЕЙ.
- От врага отбиться надо,
Государство защитить,
А потом наград просить!
Скоро вновь начнет светать,
Значит – время наступать! 
13.
Прилетает голубок.
ТИМОФЕЙ.
- Слышишь голубь, мой дружок!
Поспеши к Яге слетать,
И сюда ее позвать.
А потом, лети скорей,
Ты к хозяюшке своей.
Весть ей добрую скажи,
Что свободен царь и жив!
Передай ей от меня,
В ней, в царевне – жизнь моя! -
Белый голубь улетает,
Вот уж утро наступает.
Царь глядит на горизонт,
Войско ханское идет.
Войско больше в десять раз.
- Слушайте царев указ!
Приготовить все орудья,
Защищаться будем грудью!
14.
Тут Яга и прилетела,
На поляну в ступе села.
БАБА ЯГА.
 - Что ты звал меня, кузнец?
Собралась я под венец,
Леший вон, гостей созвал.
Ты от дела оторвал!
ТИМОФЕЙ.
- Я, как раз позвал на дело.
Неужели б ты хотела,
Чтоб лесов твоих поляны,
Затоптали басурмане?
Так что, нужно лес спасать,
Басурман вам, отражать!
Ты всех собранных гостей,
Воевать отправь скорей! -
Говорит Яга: - Угу!
Чем могу, тем помогу!
Нужно очень постараться,
Не отдать наш лес врагу!
Я могу со всех сторон,
На врагов наслать ворон!
Повоюют и медведи,
Наши добрые соседи.
Леший, тоже подмогнет,
Он деревья пустит в ход!
В общем, ты не беспокойся,
Соберу свое я войско! -
ТИМОФЕЙ.
- Ты поможешь? Слава Богу!
БАБА ЯГА.
- Я помчалась за подмогой! -
Тимофей прочел молитву.
ТИМОФЕЙ.
- Вот и все! Готов я к битве!
15.
Объезжает царь войска.
ЦАРЬ.
- Битва будет нелегка!
Но я верю в свой народ,
Враг границу не пройдет!
Пусть у нас и меньше рать,
Им победы не видать!
Не сдаваться – мой приказ!
Русь надеется на нас. -
И подводит царь итог:
- С НАМИ РУСЬ,  А ЗНАЧИТ – БОГ!
16.
Войско ханское идет,
Вдруг, темнеет небосвод,
Стаи галок и ворон,
К ним летят со всех сторон,
Стали когти выпускать,
Воинам глаза клевать.
Тут, волков голодных стая,
Из засады выбегает.
Кони с ужасом глядят,
Кони пятятся назад.
А медведи появились,
Кони вовсе в кучу сбились.
Мишки время не теряли,
К лесу лошадей погнали.
Леший, главный генерал,
Пням лесным команду дал.
ЛЕШИЙ.
- Я приказываю пням,
В ноги кинуться коням! -
Кони стали спотыкаться.
ЛЕШИЙ.
- А теперь, деревья, братцы,
Наступило ваше время,
Бить врага нещадно в темя! -
Стали ветки опускаться,
К гривам и хвостам цепляться.
И уже другие ветки,
Басурман избили метко,
Те попрыгали с коней,
И из леса, поскорей. 
17.
Басурмане  выбегают,
Войско царское встречают.
В ход пошли тогда мечи,
Долго бились – до ночИ!
Бился храбро Тимофей,
Жизни не жалел своей,
Шел вперед, мечом махая,
На опасность невзирая,
Несмотря на боль и раны:
- Получайте басурмане!-
Бился долго, и в итоге,
Истребил врагов он много.
Под покровом тьмы ночной,
Был закончен этот бой.
Много кровушки пролито,
Войско ханское разбито.
Супостатов победили,
Русь родную защитили!
На день, следующий к обеду,
Стали праздновать победу!
Все! Закончилась война,
Значит – нужно по домам!
18.
Видит Дарья – Царь  отец,
Воротился во дворец.
Дарья кинулась на шею,
Целовала Берендея,
Только дум своих полна,
Вдруг расплакалась она.
ДАРЬЯ.
- Ты скажи отец скорей,
Жив ли, милый Тимофей?
ЦАРЬ.
 - Дочь моя, не надо слез!
Я живым его привез!
Слуги, что же вы стоите?
Тимофея приведите.
Это будет славный зять,
Лучше – мне и не сыскать,
Дочь могу ему доверить,
И корону передать! -
И приходит Тимофей,
К милой Дарьюшке своей.
Царь соединил их руки.
ЦАРЬ.
- Я хотел бы вскоре внуков,
На коленках покачать!
Нынче ж будем вас венчать! -
Свадьба та была на славу!
Пировала вся держава,
Пировал в глуши лесной,
Леший с Бабою Ягой.
Все друг друга поздравляли:
- Нашу Русь мы отстояли,
Мы ее не отдадим!
Наш народ непобедим!
19.
Кто с мечом на нас пойдет,
Эту сказку пусть прочтет.
Пусть своим расскажет детям:
- Есть страна на белом свете,
Что вовек не победить,
Лучше, с нею вам дружить!
В ней и удаль есть, и сила,
А ЗОВУТ ЕЕ – РОССИЯ!

Царь и кузнец - сказка

автор: Виктор Конст Попов
 
Говорят, что как-то встарь
наш надёжа-государь
проезжал через село –
вот селянам повезло,
особливо кузнецу! –
царь заехал в кузницу:
надо, мол, поправить ось.
Ну, конечно! Не вопрос!
 
Всё заспорилось в руках.
Государь – ну, просто «ах!» –
оторвать не может взгляд.
Ведь недаром говорят,
что хорошую работу,
равно как огонь и воду,
можно долго наблюдать.
 
Сам попробовал ковать.
– Хорошо! – размялся царь.
Тут вскипел и самовар,
всех зовёт хозяйка в дом.
– Что ж, побалуй нас чайком,
угощай, чем Бог послал! 
 
Видно, царь не ожидал,
что кузнец был небогат:
ветер в поле ему брат.
На столе один сухарь...
Огорчился государь:
– Объясни-ка, отчего ж
небогато так живёшь?
Вроде, руки золотые...
Может, ты, не дай Бог, пьёшь?
 
– Что ты, Боже упаси!
Коли что не так, прости!
Тяжела работа в кузне,
денег не с кого просить:
весь народ в округе беден.
Взял бы ты меня к себе.
Не испорчу, знать, обедни!
 
– Что ж ты? Бросишь на селе
Дом, жену, детей? Уже ли?
 
– Ради батюшки-царя !..
 
– Брось брехать, каналья, зря!
Жаден ты на самом деле,
да ленив и глуп. Пшёл вон!
Ты мне больше не нужон!
 
И уехал...  Идут годы...
В то же самое село
государя в непогоду
тем же ветром занесло
да знакомою дорогой
прямо в кузню.
                      – Ты ковал
мне коня? Твоя работа?
Я тебя, стервец, узнал!
 
– Что ты! Господи, помилуй!
Никак нет, надёжа-царь!
– Было! Точно помню, было!
– Ось ковали, государь!
 
– Точно, ось! А ты, каналья,
вижу,  всё ж разбогател...
и ко мне теперь едва ли
сам пойдёшь! А ведь хотел?
 
– Виноват! Ленив и жаден
был тогда, а также глуп.
Твой урок, что был мне даден,
лучше многих из наук.
 
– Что ж, поправь коню подкову –
Ехать надобно, дела!..
–  А чайку?
–  Не пью пустого!
– У хозяйки мёд, халва ...
 
– Вижу: есть, чем похвалиться,
знать, пошла наука впрок!
Вырос нынче твой должок –
чаем тут не откупиться! 
Сабли будешь мне ковать:
скоро шведа воевать.
 
Сел в седло, ударил шпорой,
да исчез из виду скоро
со всей свитой. А кузнец
на воротину полез,
...чтобы вывеску сменить,
что давно уж тут висит:
 
«Здесь бывал и ось ковал,
с сухарями чай пивал
сам надёжа-государь,
всей Руси Великой царь».
 
Прочитал ещё разок
вдоль её и поперёк,
ничего менять не стал,
а в начале дописал
пару строчек всего:
 
«Поставщик двора Его
Императорского Величества
кузнечных дел товарищество».
 
ПРО ТО, О ЧЁМ БЫЛ СКАЗ
И ЧЕГО В НЁМ НЕДОСКАЗАНО.
 
А на деле было так:
молод царь, да не дурак.
Чтобы с миром торговать, 
он надумал воевать
и сперва побить соседа:
то ли турка, то ли шведа.
 
Обнаглел совсем сосед,
турок этот или швед,
не пускает нас до моря,
да еще за город спорит,
тот, который испокон
русским людом населён.
 
Знают все: чтоб воевать
первым делом нужна рать,
да её обуть, одеть,
накормить и обогреть,
обучить, вооружить,
а уж после шведа бить.
 
И для этого должна
не пустою быть казна,
с чем у нас всегда хреново
и в любые времена.
 
Пушки не на что купить?
Значит, надо их отлить,
сабли, шпаги  отковать,
хлеб растить, сукно валять,
ткать холсты и парусину ...
Кто бы знал, с чего начать!
 
За большое это дело
государь берётся смело,
и в Истории о том
не один исписан том.
Так не будем же об этом –
наша сказка о другом...
 
Чтобы дело развивать,
можно всяко поступать:
дать, к примеру, можно денег –
разворуют, как пить дать,
всё пропьют и прогуляют.
Разбегутся – кто их знает,
где кого потом искать.
Велика Россия-мать!
 
И решил по дальним весям
царь проехать – путь не весел,
но за то увидит сам,
как живётся мастерам, –
кузни, скажем,  посетить,
пожурить и похвалить,
высочайшим посещеньем
чьё-то дело освятить,
где-то взять кувалду в руки,
поразмяться – силы есть, –
да познать азы науки.
Кузнецам, опять же, честь.
 
И, глядишь, поднимут дело,
коль используют умело
имя царское. А там
будем счёт вести долгам...
Кто кому там будет должен?
Ну, не царь же кузнецам!
 
Как задумал, так и сделал –
читай сказку про царя:
если помнишь, он заехал
к кузнецу,  да, видно, зря.
Тот не понял, что случилось
и зачем тут государь,
а на службу попросился –
осерчал на что-то царь...
 
И понятно – от досады:
всё разжёвывать им надо
и за щёку положить,
да ещё и приплатить,
чтобы легче проглотить!
 
Царь поехал дальше. 
Месяц
не находит себе места
наш кузнец. Селяне ходят,
разговоры всё заводят:
как, мол, наш надёжа-царь?
То ли молод, то ли стар?
 
Нешто сам ковал железо?
Да... Царям это полезно.
А что чай пил с сухарём –
так и мы не с мёдом пьём...
 
И пошёл об этом слух
на сто вёрст уже вокруг.
Повалил сюда народ –
день и ночь кузнец куёт.
В-о-о-т!
Раз визитом освящён,
хошь, не хошь – держи фасон!
 
Развернулся наш кузнец,
что-то понял, наконец,
на воротах написал:
«Здесь бывал и ось ковал,
с сухарями чай пивал
сам надёжа-государь,
всей Руси Великой царь».
 
Ну, ни слова не приврал.
Год прошёл и, вдруг, «аврал»:
царь приехал и – шуметь!
Только вздумай спорить – смерть!
Он, конечно, увидал,
что кузнец там написал.
 
А ещё царёвый глаз
увидал, что в этот раз
кузнецу пошёл урок
впрок!
И сработал тот приём,
что задуман был царём.
Крепко на ноги кузнец
встал. Ну, значит, молодец!
Значит, можно опереться...
Тут, казалось бы конец?
 
Нет! Ещё один нюанс:
получил кузнец заказ
сабли армии ковать.
Одному-то не поднять.
И задумал он артель,
ровно то, что царь хотел.
Знать, кузнец наш поумнел!
 
Долго думать он не стал,
на воротах дописал
пару строчек всего:
«Поставщик двора Его
Императорского Величества
кузнечных дел товарищество».

Сказка про кузнеца

автор: Санников Владимир
 
 В давние времена, в далеком северном море лежал остров. На этом острове еще со времен викингов  жили крепкие и простые люди. И вот однажды…
Однажды весенним ясным днем на берег острова волна выбросила человека. То был невысокий щупловатый мужчина в добротной одежде и с замечательным мечом на поясе. В это время рыбаки возвращались с рыбалки.  Они плыли на плоскодонке вдоль берега, собираясь уже причалить к знакомой земле, когда мальчишка – трелль увидел лежащего на берегу мужчину. Его подобрали. Несколько дней провалялся он в беспамятстве, а потом очнулся. Долго незнакомец не мог вспомнить своего имени, долго он хворал, и не мог подняться с постели. Но солнечные лучи летнего солнышка пробудили в нем тягу к жизни, а добрая еда да физическая работа укрепили исстрадавшееся тело. Через месяц с того дня, как его нашли он вспомнил что зовут его Гудмунд. Гудмунд был робок, и скромен, однако при небольшом росте обладал большой физической силой. И хотя меч при нем был удивительной работы, владел он им не как воин, впитавший свое искусство с младых ногтей, а как свободный мужчина, изредка совершавший воинское правило. Лентяем, он тоже не оказался, как только ноги его стали держать твердо, то стал принимать участие во всех работах. У него хорошо получалась любая работа с деревом, кожей и камнем, но истинным его призванием было кузнечное дело. А выяснилось это совершенно неожиданно. Однажды, у одного из работников, во время заготовки леса топор случайно вырвался из рук и, соскользнув вдоль ствола, сильно ударился о камень. Удар был сильный и лезвие треснуло. Хозяин сильно рассердился на своего работника, и хотел даже наказать его, за нерадивость, но отвлекся на чужака, внимательно осматривающего сломанную вещь.
- Не ругай его Торвид, не стоит. Это топор был плохо скован и местами перекален, он все равно треснул бы. Лучше дай мне немного сырого железа, угля да молот покрепче, и будет у тебя топор много лучше этого.
- Ну знаешь, - огрызнулся Торвид. – Железо стоит дорого, а вдруг испортишь?
- Тот меч, что был на моем поясе, когда меня нашли, моей работы, - ответил Гудмунд, - Теперь я это точно знаю.
Хозяин, конечно очень удивился, и не захотел верить найденышу, но потом поразмыслив решил дать ему шанс.
- Коль это так, то ты сможешь сковать топор, который с трех ударов перерубит вот это бревно. – Сказал Торвид, указав на злополучное дерево. -  Но если ты не сможешь его срубить тремя ударами, значит ты пустобрех, а не мужчина.
Гудмунд не стал ему ничего, отвечать, только взял топор и кивнул в знак того, что от слов своих не отказывается, а потом повернулся и пошел в сторону давно пустующей кузни.
Своего кузнеца на острове не было, когда то давно здесь был настоящий мастер из пленных венедов, потом он умер, от жесткой простуды и кузница осталась без хозяина. Гудмунд долго наводил порядок. Собирал инструмент, и искал железо. А когда все было готово, зажег горн. Он кинул старый топор в жар, обложив его кусками сырого железа, и дождался пока металл не приобретет цвет майской луны. Потом осыпал слиток песком и солью слегка примял молотом и снова сунул в жар. 
 
Он работал не торопясь, и делал топор не так, как ковал его  неизвестный неумеха.  Самый твердый металл оказался на лезвии, мягкое железо по краям и на обухе. А потом он опустил его в ледяную воду. Выждав, пока металл остынет, кузнец снова нагрел топор в горне, а затем дал остыть в воздухе.
Когда Гудмунд принес топор Торвиду, хозяин подворья очень удивился. Он не думал, что чужак управится так быстро, и окажется так смел, что сам напомнит об испытании. И хотя Торвид не сомневался, что топор поучился отменный (это было видно с первого взгляда), он не был уверен, что трех ударов будет достаточно, чтобы срубить то злополучное дерево. И поэтому, чтобы не обижать мастера он предложил ему не вспоминать про тот спор. Но Гудмунд, настаивал на своем.
На испытание собрались все взрослые мужчины деревни. Гудмун взял в руки топор, и замахнулся в первый раз. Первым ударом он вогнал лезвие ровно до середины бревна, но вытащить обратно было гораздо тяжелее, однако он сделал это, собрав все свои силы. Вторым ударом он вырубил кусок, дерева наискось, первого удара. Все вокруг умолкли, и затаили дыхание, сможет или нет? Третий удар пришелся на обратную сторону бревна. И топор остался в ствол. Тишина повисла на поляне. Но тут подул легкий ветерок. И дерево заскрипев и затрещав, величественно рухнуло на землю. С тех пор Гудмунд прочно обосновался в кузнице.
Все оставшееся время до зимы Гудмунд проводил в кузне, он перестроил и расширил ее. Он наготовил дров и угля, а так же переложил горн и изменил способ поддува. Но самое главное Гудмунд накопил и насобирал столько железа, что всю зиму мог работать не прерываясь на поиски металлов. Так и пошло.
Но вот в середине зимы, во время самых лютых морозов, Кузнец сильно постыл. Он лежал на лавке возле очага в лихорадке, и бредил. Он рыдал и просил у кого-то прощения. Под утро ему стало совсем плохо, но к вечеру он смог подняться на ноги. Не обращая внимания на предостережения, Гудмунд вышел на мороз в одной рубахе и пошел к кузнице. В тот вечер на дворе разыгралась самая злая вьюга за последние пятьдесят лет. И только мальчишка раб слышал из конюшни, сквозь завывания метели, как стучит молот неистового кузнеца.
 Гудмунд работал так, как никогда в жизни. Он собрал все старые гвозди из изношенных подков, все проржавевшие железки какие смог найти. Он разогрел горн так жарко, что в кузне было жарче чем в бане. Всю эту ржавую мелочь он замотал в обрывок старой кольчуги и бросил в огонь. Очень трудна и кропотлива была его работа. Сначала он собрал слиток, потом он взял сырое железо и стал калить его при очень низком жаре, затем он взял третий слиток и сковал основу для будущего меча, а потом… Разрубил ее на части и сунул в огонь вместе с мелко рубленными лошадиными копытами. И только когда все три слитка были готовы, он начал великое действо. Он тщательно, вымерял каждый удар, он очень осторожно калил и сваривал в огне платины таких разных металлов, а после еще аккуратнее придавал форму мечу. Он работал без устали, без сна и еды целую неделю – все время пока бушевала вьюга.  И вот он закончил, он вынул меч из горна и дал ему просто остыть на морозе. И когда меч остыл, вьюга кончилась. Этот меч был просто великолепен, ему не требовалась доводка и полировка и заточка. Жар горна, и удары молота придали ему совершенную форму. Узкий, длинный с долом посередине он выглядел невероятно древним хищником, каким-то чудом оказавшемся в этом времени.
 Когда люди прочистили дорогу к кузнице, то нашли в ней только потухший горн да спящего мертвым сном кузнеца, сжимающего в руках невероятно красивый меч. А когда его понесли в дом, кузнец проснулся и произнес только одну фразу – «Я все-таки вырвал у Вьюги клык», после чего снова уснул и проспал целых три дня.
Клык Вьюги же, долго защищал жителей острова. От кузнеца он перешел к лучшему воину острова, а потом и к его сыну. И через двести, и через триста лет он все так же рубил лучшие доспехи, а потом с легкостью рассекал пушинку, и за все это время ни разу не точился. Но это уже другая история.

Смотри и другие материалы по теме:
Загрузка...
Загрузка...
Go to top
Каталог-библиотека о профессиях Ljubimaja-Professija.ru