На этой странице "Любимая Профессия" рада представить вам шуточный сценарий о профессии драматург которые с любовью и душевной теплотой написали современные авторы. Спасибо авторам за труд и талант.

Сценарий про драматурга - шуточный

Сундук

автор: Саша Житинская
 
                ( комедия в двух действиях)
Действующие лица:
 
Драматург
Влюбленный
Влюбленная
Злодей
Монтажники Сережа и Кирилл
 
                                            Сцена первая
 
  Посреди сцены большой деревянный сундук, на нем свесив ножки сидят  двое - Злодей и Драматург.
 
Драматург.   Придумать пьесу новую хочу.
                        Я Драматург, представиться приятно.
                        Обычно в пьесах я как пень молчу,
                        Что, в общем, тяготит невероятно.
                        Герои говорят мой текст. Увы,
                        Законы жанра строго соблюдая,            
                        В условиях наметанной канвы,
                        Бытуют, отношенья выясняя.
                        И каждый раз, ругаясь на чем свет,
                        К спокойствию и счастью все стремятся.
                        А счастья, понимаете ли,  нет.
                       Так в пьесах уж положено. Признаться,
                       Меня, как Драматурга этот факт
                       Порядком утомил, и вот задумал
                       Я совершенно трогательный акт. 
                       Вернее даже вещь одну - СУНДУК!!
                       Ей-ей, произведение искусства,
                        И достиженье всяких там наук!
 
Злодей с крайним удивлением смотрит на Драматурга, пока тот с упоением демонстрирует сундук.
 
                       Раз счастье недоступно в мире этом,
                       (Уж слишком он для счастия большой)
                       Пусть будет меньше места, но с душой.
                       Итак, сундук, товарищи, с секретом!
                       В нем все без исключенья хорошо.
                       Нет в сундуке ни страха, ни беды,
                       Ни горести. Какой-то рай, ей богу!
                       Само собой наличие еды,
                       Но есть запрет один, не слишком строгий:
                      Бездействовать положено внутри.
                      Ведь люди часто действием калечат
                      Судьбу. А то и две… А то и три..
                      Устали их натруженные плечи,
                      Но жизни груз я лично устраню,
                      Создав героям  дивное пространство,
                      Что благотворно действует на ум
                      И обещает мир и постоянство.
                      Все беды человека от нужды.
(Злодей прыснул сдавленным смехом).
                      Не будем уточнять, какого свойства.
                      Но в сундуке усилья не нужны
                      Из крайнего его благоустройства.
                      Решил я в этот раз слегка схитрить,
                      Вам может показаться, что схалтурить.
                     Я буду ненавязчиво дежурить
                     С вниманьем наблюдая их житье,
                     И радуясь их счастью вместе с ними.
  (Входит в раж)
                     Долой размолвки, драки и нытье!
                     Да будет свет! Да станут все родными!
(Злодей  в совершеннейшем недоумении уставился на приятеля)         
 
       Ну что ж! Приступим. (Злодею.) Отойди чуток.
       Сундук открою я простым движеньем.
       Ах, кажется…слегка заел замок.
       Ну что ты тут, с глумливым выраженьем!
       Помог бы лучше свеженьким решеньем!
 (Пытается открыть сундук, но защелки не слушаются. Он продолжает  по-пытку, отвлекая публику речами).
     
      Я говорю стихами лишь затем,
      Чтоб подчеркнуть условность мирозданья,
      Ах, как бы не возникло здесь проблем
      В премудрейшем из дел -  словосплетаньи.
      Но все мы оформляем мысли так,
      Хотя рождаются они иначе,
      Коль прямо говоришь—так ты чудак,
      Коль правду говоришь—ну так тем паче.
     Я с вами постараюсь честным быть.
  
Злодей. Честней всего совсем не говорить.
  (надменно открывает сундук)
 
Драматург. Ну вот, сундук открылся, наконец.
                      Здесь все, что нам для пьесы пригодится.
(Вынимает предметы поочередно)
                      Ружье (мой бог, ну это на конец),
                      И вешалка? Ну,  эта пусть  пылится.
                      Еще тут что-то есть ,ага, носок!
                 К тому же – недовязанный. Забавно,
                Ну ладно, сяду тихо в уголок,
                И буду рукодельничать исправно.
Злодей ( в ужасе заглядывает в сундук).
                Опомнись, друг! В своем ли ты уме?!
                В какой-то ящик поместить влюбленных? (Вытягивает за волосы две головы, влюбленные с незыблемым выражением полного счастья на лицах смотрят в зрительный зал.)
Драматург. Ну что ты все противоречишь мне!
                      Смотри, какой восторг на лицах…
Злодей.  Сонных…
                Не по душе затея мне твоя.
                Без действия совсем не интересно.
                И не возможно, более того
                Однообразно, выдумано, пресно.
                Увидишь сам, в условиях тепличных
                Не будет никакой им жизни личной.
                Беспечность очень быстро надоест,
                И постояльцы выразят протест.
( В сторону)
               Старик забыл, что в пьесе, как и в жизни
               Необходим, необходим конфликт!
               Будь то измена, например отчизне,
               Вопрос квартирный, хлеб, дороговизна,
               Соц-классовый  дебош иль пьяный бред.
               Ну а любовь? Чего здесь только нет!
 
Драматург. Довольно разглагольствовать, философ!
                      У нас тут персонажи заждались.
                      Оставь меня. Уйди! И без вопросов,
                      Без паники! Все будет зашибись!
 
Злодей. Ты забываешься! Сундук-то МОЙ!
 
Драматург. Не уж то?! Но в нем уже влюбленные мои.
                      Зачем тебе дурацкий ящик нужен?
 
Злодей:  Не ящик то! - реликвия семьи.
 
Драматург (хохоча).  Реликвия? Не в моде сентименты!
                                       Твой прадед, уверяю, был бы рад!
Злодей (не на шутку оскорбившись). Ну шельма ты…ну бестия..ну гад!
                                                                Сейчас как в суд подам за нарушенье
                                                                 Моих гражданских прав, и твой карман
                                                                 И репутация заметно пострадают.
                                                                 От собственности частной так бывает.
              
Драматург.  Не прогонять же душ невинных. Право,
                       Смотри как им здесь хорошо вдвоем!
 
Злодей. Нашелся добрый дядя. Браво-браво!
              Как будто, бестия, он тут и ни при чем!
 
 
Драматург. Прошу без оскорбления, Злодей!
                     Не для себя стараюсь, для людей!
 
Злодей.  Не прослезись от важности момента!
               Не надорвись от чистоты идей!
               А, впрочем, ты увидишь, что затея
               Потерпит самый наивысший крах.
               Посмотрим с наслажденьем (в сторону)  Правда, правда,
               Я спец в драматургических делах.                                     
               Я удаляюсь коли вам угодно!
                Реликвия…Подумаешь не модно!                                 
 
 Уходит.  Из кулисы выходит монтажник Сережа с креслом-качалкой в руке. Ставит его. 
 
Драматург. Спасибо! Будет в чем носок вязать!
                      Итак, мы можем смело…
 
Видит, что Сережа оглядывается по сторонам со священным трепетом, и не собирается уходить.
 
Драматург. Спа-си-бо! Будет в чем носок вязать!
                       Итак, мы можем смело… (жестами показывает Сереже на «вы-ход”. Сережа, собравшись было уходить, вдруг замечает девушку в сундуке. И вновь застывает, любуясь. Она в свою очередь замечает Сережу, и смотрит на него с любопытством. Даже кокетничает. Драматург начинает злиться.)
 
Драматург (толкая к кулисе Сережу, чей взор обращен к ней).  Итак, мы мо-жем… (кряхтит).
 
Заталкивает Сережу за кулису, но Она все еще смотрит монтажнику в след, Драматург подходит к ней.
 
Драматург (поворачивая голову влюбленной в зрительный зал). Итак мы можем смело (оглядывается - нет ли новых препятствий)  НАЧИНАТЬ!
Берет носок, садится в кресло, начинает вязать.
 
 
                                      Сцена вторая
 
Влюбленные,  высунувшись из сундука по подбородок, улыбаются блаженно, даже несколько придурковато. 
 
Их взгляды рассеяны, они смотрят вдаль. Все очень медленно.
 
ОН (со всей возможной нежностью). Зайка, а ты меня любишь?
ОНА. Ага…
                                                Пауза.
ОНА.  Пупсик, а ты меня любишь?
ОН. Очень.
ОНА. Очень-очень?
ОН. Очень-очень!
                                        Синхронно вздыхают.
 
ОН. Рыбуленька, а как ты меня любишь?
ОНА. Вот так!  (Сильно зажмуривается и вытягивает губы вперед, мотая го-ловой.)
                                              Пауза.
ОНА. Цыпленочек, а как ТЫ меня любишь?
ОН. Вот так…! (Медленно размахивает кулаками в воздухе, изображая немое ликование.)
                                       Синхронно вздыхают.
ОН. (Молча достает из сундука большой бутафорский цветочек, протягивает его вперед и ждет.)
ОНА.  Ой…это мне?
ОН. Угу (передает цветок возлюбленной).
ОН (глубоко и громко вдыхает аромат, и на выдохе). Эх…..
                                             Пауза.
ОНА.  Апчхи!   Апчхи!  А-а-ап-ЧХИ!
ОН (испуганно). Котеночек заболел?!.
Злодей (высовываясь из кулисы, глумливо). Ах, неувязочка!
Драматург. Я мигом все исправлю! А, впрочем, приступ сам уже прошел! 
 
Она, подавив очередной  чих, но крайне довольная подарком возлюбленного, до-стает из сундука маленький бутафорский тортик, протягивает его вперед и ждет.
 
ОН. Ой…это мне?
ОНА.  Ага! (Передает тортик возлюбленному. Но ОН, не в меру расчувство-вавшись,  по неосторожности  роняет тортик. ОНА начинает  кукситься от обиды, ОН растерян, не знает, что предпринять (при этом продолжают смотреть в зрительный зал).
Злодей ( опять высовываясь). Еще один опасный поворот!
 
Драматург вскакивает с кресла, суетливо подбирает тортик, сдувая с него грязь, и вставляет его в руки влюбленного, как будто ничего не случилось.
 
Драматург. По-моему опасности тут нет! (Возвращается в кресло довольный, но несколько уставший).
 
Влюбленные сидят, по-прежнему глядя в зрительный зал, тихонечко запевают песню про любовь ( слова и музыку см. в приложении, стр.20), и после второго куплета, их взгляды наконец встречаются. Влюбленные смущены, они одновре-менно роняют подарки, и закрывают зардевшиеся щеки руками. Затем, про-должая смотреть друг на друга, они, напевая припев, постепенно начинают играть « в ладушки», делая это  бережно и предельно нежно. Он закрывает крышку сундука, свет гаснет, оставляя в поле зрения лишь Драматурга.
 
Драматург.  Ну что за чудодейственный сундук!
                       Где встретится еще такое, право,
                       Как хорошо, что нет тяжелых мук,
Злодей (высовываясь).  Есть только легкие!                       
Драматург.   Как просто все  и идеально, браво!
                       Но действия ведь нет, они, что стих
                       Живут согласно рифме, без уступок
                       Тяжелой прозе жизни, что ж разок
                       Еще на них мы взглянем. ( Самодовольно рассматривая носок.)                    
 
Злодей. ( На сей раз не высовывается, а выходит на сцену в полном великолепии. На нем шикарный  модный костюм. Он, вдевая цветок в петличку, ехидно замечает). А цветок?        
 
Драматург. Сейчас я все исправлю.
                      И носок по-моему выходит превосходный! (показывает язык Зло-дею).
                                            
                                      Сцена третья   
 
Снова освещается сундук, крышка которого радостно открывается. И отту-да снова вытарчивают, уже по пояс, влюбленные. Взгляды устремлены вдаль, выражения лиц бодрые, речь по-пионерски задорная.
 
ОН (игриво). Куколка, ты меня любишь?
ОНА (хихикая от удовольствия).  Конечно, лапуля.
 
                                                   Смеются вместе.
 
ОНА (слегка капризничая). Котик, а ты меня любишь?
ОН.  А- то!
ОНА. Очень-очень?
ОН. А-то!                                       
                                                    Снова смеются.
 
ОН (предвкушая). Сладкая моя, а КАК ты меня любишь?
 ОНА (встает в полный рост и страстно обхватывает себя руками). Вот так!
ОН – в полнейшем оцепенении.
ОНА (довольная произведенным впечатлением). Дорогусик, а как ТЫ меня лю-бишь?
ОН  (в свою очередь встает в полный рост, изображает нечто вроде лезгинки, не вылезая из сундука). 
 
ВОТ ТАК!
ОНА -  в экстазе откидывает голову назад, и так и сидит, пока он не достает из сундука  большой бутафорский цветочек, и не протягивает его вперед. Видя, что Она не реагирует, Он, не оборачиваясь к ней,  толкает ее в бок. Она под-нимает голову.
ОНА. Ой…(совершенно обалдело) Это мне?
ОН (с хвастливой щедростью). Тебе, любимая!
ОНА  (нюхает цветок, не так долго, как в прошлый раз, скорее театрально, чем искренне, но все же очень довольна). Ах!
Только она собирается чихнуть, как Драматург подлетает к ней, зажимает ей нос. Это не помогает, и тогда он вынимает из кармана ватно-марлевую повязку и надевает на ее лицо. Она продолжает нюхать цветок совершенно безболезненно для себя. Драматург доволен, садится.
 Нанюхавшись вдоволь, Она достает из сундука большую бутафорскую куриную ногу, и протягивает ее вперед.
ОН (воодушевлено). О! Это мне? (Не дожидаясь ответа, выхватывает ногу из руки.)
ОНА (опять обалдело).Тебе, милый…
 
Некоторое время влюбленные сидят, как бы, не зная, что еще придумать, но Он вспоминает их песню про любовь, и запевает ее в ритме марша. Она под-хватывает, и после первого куплета разгоряченные они снова поворачиваются друг к другу. Он вскрикивает от неожиданности, заметив на Ее лице повязку. Отворачивается обратно в зрительный зал, но потом, пересилив себя вновь смотрит на преобразившуюся возлюбленную. Постепенно смиряется, потом ему это начинает даже нравится, и они снова бодры и веселы. Швыряют по-дарки на пол, и снова играют в «в ладушки», постоянно ускоряя темп. Он  за-крывает крышку сундука, еще некоторое время оттуда раздается смех и хло-панье в ладоши. Свет немного приглушается. 
 
Драматург. По мне так раззадорил их сундук,
                      И, не на шутку счастьем опьяненный,
                      Хохочет незатейливый влюбленный,
                      Вдали от серых горестей и мук.
                      Что будет дальше?
Злодей.  Вдруг какой недуг?
 
  Драматург в порыве гнева  хватает клубок от вязания, и запускает его в зло-дея. Затемнение. Звучит песня про любовь.
 
                         
                                          Сцена четвертая
 
 Драматург сидит в кресле, вяжет. На противоположном конце сцены сидит Злодей, в руках у него клубок, который он перебрасывает из ладони в ладонь, по мере надобности отматывая нить. Ожидание.
Открывается крышка сундука. Лица влюбленных формальные и пресные. Ни один мускул не дрогнет. Речь обоих  очень скупа в интонационном отношении.
 
ОН. Ты меня любишь?
ОНА. Да.
 
(Далее реплики следуют одна за другой без каких-либо промедлений.)
 
ОНА.  А ты меня любишь?
ОН. Да.
ОНА. Очень-очень?
ОН. Очень-очень.
ОН. А как ты меня любишь?
ОНА. Вот так.
ОНА. А как Ты меня любишь?
ОН  (выдержав некоторую паузу). Так же. (Достает большой бутафорский цветочек, протягивает его вперед.)
ОНА (скорее с утвердительной интонацией). Это мне.?.
ОН - кивает головой.
ОНА - равнодушно вынимает из сундука ватно-марлевую повязку, надевает ее, берет цветок, никак не реагируя на него, достает на сей раз маленькую бута-форскую куриную ногу, протягивает ее вперед.
ОН.  Спасибо.
 
Сидят все так же отрешенно. Вдруг как по команде надевают формальные улыбки, и одновременно, не сговариваясь, запевают песню про любовь, после чего машинально поворачиваются друг к другу, аккуратно кладут подарки на пол, и  очень долго играют в ладушки, не выражая никаких эмоций, и не меняя темп. В конце концов Драматург не выдерживает. Подходит и закрывает крышку сундука.
 
Драматург (расстроено и удивленно).
 
                                 Вот это да! Какое охлажденье!
                                 Похоже, им не мил уж этот рай.
                                Они к нему уже с предубежденьем…
                               Я огорчен немало…
 
Злодей.  Ай-яй-яй…
 
Драматург.  Но как же так? У них есть все для счастья!
                      Свободны от забот и суеты.
                      
Злодей.  Ты создал им комфорт, но не во власти
                Твоей  беречь чужих людей мечты.
                Пускай переживут земные страсти
                Пусть сами добиваются тепла
                Под солнцем, пусть снедают их напасти,
                (И пьеса б интереснее была!)
Драматург.  Возможно,  ВАМ наскучил мой театр,
                       Не отступлюсь от светлости идей,
                       Мой дедушка был доктор-психиатр,
                       Я знаю психологию людей!
                       Сейчас они поймут, что все отлично.
                       И мне объявят благодарность лично.
         
Злодей пожимает плечами, и продолжает играть с клубком. Драматург мрач-но  раскачивается в ожидании.
 
                                      Сцена пятая.
 
Сундук открывается, но влюбленных не видно. Спустя минуту они медленно высовывают головы, на их лицах четкая печать остервенения.  Синхронно вздыхают. Он, как всегда начинает разговор, на сей раз в циничном озлоблении, утрированно выговаривая каждый слог.
 
ОН. Кисонька моя, рыбка, пти-чеч-ка, ты меня любишь?
ОНА (поддерживая манеру). Да, котеночек, да, счастье мое.
 
Их лица еще сильнее перекашиваются от негодования.
 
ОН. А  как ты меня любишь, шоколадненькая?
ОНА (сквозь зубы). Безумно. Мармеладненький.
ОНА. А ты (кашлянув вместо очередного эпитета), как меня любишь?
ОН (горько сплюнув  за борт сундука). Так же. Солнышко.
 
Они одновременно достают ватно-марлевые повязки, надевают их, затем вы-нимают  дежурные дары (цветочек и ногу),  по-прежнему не глядя друг на друга, совершают  change.
Синхронно и тяжело вздыхают.
Сквозь зубы Она начинает петь песню про любовь, но останавливается после первой фразы. Пауза. Он процеживает вторую. Она третью. Он четвертую. Их все больше распирает, лица пунцовеют от ненависти, они набирают воздух в легкие, комично надувая щеки, и в таком виде поворачиваются друг к другу. Он угрожающе держит в руке маленькую куриную ногу, она нервно помахивает цветком. Немая сцена.
Все еще с раздутыми щеками, они кладут орудия, и начинают медленно и смачно играть «в ладушки», постепенно увеличивается темп «игры», они сби-ваются, и начинают откровенно колотить друг друга. 
ОН (резко вскакивает, заходясь в полный голос). Нет, ну-ну-ну, это ж невоз-можно!! Я ухожу! (В ярости пытается вышагнуть  из сундука, но Драматург подбегает к нему и буквально заталкивает его обратно.)
 Драматург.  Куда, прости, ты хочешь удалиться?
                        Сидеть! Тебе положено сидеть!
Злодей.  Оставь его, он взрослый человек!
                И знает сам, чего ему хотеть!
 Драматург:  Будет сидеть! Я сказал.
 
На этих словах влюбленные переглянувшись поправляют ватно-марлевые по-вязки и начинают стучать кулаками о борт сундука, громко и уверенно сканди-руя:
   АПЧХИ! АПЧХИ! АПЧХИ! АПЧХИ! АПЧХИ! АПЧХИ! АПЧХИ! АПЧХИ! 
 
 Так продолжается некоторое время.  Драматург, не зная, что предпринять, хватается за голову и начинает орать.
 
Драматург. А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!
 
Злодей подходит к сундуку, силой вдавливает туда влюбленных и закрывает крышку. Из сундука по-прежнему доносятся глухие стуки и ритмичное чиха-ние. Злодей подходит к орущему,  достает из кармана яблоко, затыкает им драматургический рот, после чего наступает относительная тишина, нару-шаемая лишь «сундуком». 
 
Драматург. Что происходит? Где я? Что стряслось? 
                       (Приходя в себя, откусывая яблоко)
                        Ах да…у нас тут бунт, ЧП…обида.
                        Не уж то впрямь оно не задалось?
                        Всему виной  ущербность индивида.
 
Злодей.    Все дело в том, что вы, мой милый друг,
                  Не драматург, а лишь участник действа,
                  Решивший разукрасить свой досуг,
                
Драматург. Молчи. Несчастный образец злодейства!
 
Злодей.  Я сам своим словам лишь подтвержденье ,
                Меня и в мыслях не было у ВАС!
                И вот, пробил мой скромный тихий час.
                И вот он я – спаситель положенья.
                Ведь вы не знаете что делать вам. Увы!
               А значит драматург здесь я. Поболее чем вы.
 
Драматург:  Послушай, я прошу оставить нас -
                       Меня и двух разгневанных влюбленных
(Подходит к сундуку, в котором все еще слышны чихи, поглаживает его. Чихи прекращаются.)
                      Для разрешенья мелких неурядиц.
                      И мой тебе совет - смени нарядец.
 
Злодей (и не думая уходить, садится на сундук).
               Одет я может и не по погоде,
                Но мой наряд пищит! А ваш не в моде.
  Из сундука раздается дружное АПЧХИ!               
(Достает из кармана часы. Смотрит на них.)
                И не пора ли учинить антракт?
 
Драматург (выходя из себя). Но в пьесе мной один задуман акт!
 
Злодей. Ну-ну, не кипятитесь, дорогусик,
               В буфет сходите, выпейте воды,
               И зрителю позвольте шоколадкой
               Немного пошуршать, чтоб стало сладко,
               А то напрасны «ваши же» труды.
               Кто скажет слово доброе о пьесе,
               Коль не поест хотя бы раз в процессе?
 
 Драматург.  Хотя с тобой  я в корне не согласен,
                        Меня ты все же сильно утомил.
                        Пойду попью воды, и станет ясен
                        Мой ум, и сам себе я стану мил.
                        Придет, я верю, мудрое решенье,
                        А ты, будь добр, очисти помещенье. (Демонстративно уходит.)               
       
Злодей: (обращаясь к зрителям). Внимание! Извольте оценить:
               Иду на жертву ради их спасенья
               (достает из кармана отвертку)
               Сейчас я буду винтики винтить.
                И  прадеда испорится даренье.
                Ну он, наверно, был бы только рад            
                Что правнук справедлив и не прижимист.
                 (начинает откручивать винтики у сундука)                
                Так, заодно зануду проучу. А вы
                Пока мест, я ломаю свой сундук
                Немного отдохните и расслабьтесь.
 (Откручивает несколько винтиков, очень аккуратно складывает  их в мешо-чек. Идет к краю сцены, бережно, как младенца, опускает мешочек на пол.)
          .
              Последнее скажу, для оправданья,
              Я не являюсь тем, кто хочет зла,
              Творя добро, напротив все старанья
              Направлены на то, чтоб жизнь была
              Возможно более лихой и интересной,
              А без конфликтов жизнь лепешкой пресной
              Является на мой пытливый взгляд.
              Напакостить чуток, и будет рад
              Любой из вас динамике сюжета.
              Так уважайте же меня за это.
              А что касается  зануды-старика,
              Что Драматургом в пьесу подрядился,
              Так все мы Драматурги, все, пока
              Конфликт какой-нибудь  не учредился.
                ( Закрывает занавес, продолжая бубнить)
               Покоя, понимаешь, захотел!
              Чтоб ни ему, ни им не стало дел.
   (Закрывает обе кулисы, тут же высовывается)
              Покой нам, как известно, только снится!
              Делами надо к счастию стремиться! 
 ( Скрывается за кулисами. Слышна музыка «песни про любовь».)
 
 
                              Действие второе
               
                              Сцена первая
 
Появляется взволнованный Драматург, открывает занавес, боязливо озираясь по сторонам, обходит всю сцену, вздыхает  с облегчением, садится в кресло.
 
Драматург. Злодея нет! Какое облегченье…
                      Влюбленные как будто в сундуке,
                      Сейчас пронаблюдаем примиренье,
                      И распростимся с ними налегке,
                      И будет на душе моей спокойно,
                      Хоть чью-то жизнь устроил я достойно.
                      Хоть кто-то счастлив мне благодаря,
                      И тем немного буду счастлив я.
 ( Смахивает светлую слезу, берется за вязание, раскачиваясь в кресле-качалке.)
 
Открывается сундук, оттуда вытарчивают  влюбленные. Пауза. Их лица ниче-го не выражают. Молчание затягивается. Изумленный Драматург подходит к ним, водит рукой перед глазами обоих, никакой реакции. 
 
Тогда он щиплет за ухо влюбленную. Раздается отчаянный вопль, и сундук распадается на составные части. Драматург едва успевает отскочить. Еще какое-то время влюбленные сидят неподвижно. Внимательно осматривают себя, друг друга, встают в полный рост, вышагивают из сундука,  берутся за руки, оглядываясь по сторонам. Постепенно осознают свободу, прижимаются друг к другу слегка испуганные. 
 
Отступают друг от друга на шаг, снова прижимаются. Затем на два. На три, и наконец понимают, что независимы. Начинают беситься, ржать, свистеть, улюлюкать, прыгать через сундук,  хаотично носиться туда-сюда, учиняя небольшие беспорядки.
Они настолько счастливы, что им кажется, будто они все еще влюблены друг в друга, он кружит ее на руках, они смеются. В этот момент Злодей вольяжно дефилирует вдоль сцены, останавливается посередине, как бы между прочим, 
 
Злодей. Апчхи!
Влюбленные моментально возвращаются в реальность. Он ставит Ее на пол. Они стоят лицом друг к другу, пытаясь разойтись, но все время сталкива-ютсь, делая шаги в одинаковом направлении.
 
Драматург. Ах вот какой ты, Мефистофель хренов…
                      Не думал я, никак не ожидал…
                      
Злодей (надменно).  Чем понапрасну исходиться пеной,
                                    Ты б лучше положение спасал.
 
Драматург.  Спасу! Из принципа! Или тебе на зло!  
 
Смотрит на влюбленных, которые все никак не могут разойтись и залихват-ски запевает в ритм их движений:
Дри та- таааа
Дри та таааа
Дри-та ри-та-ри-та тааааа
 
Влюбленные незаметно для себя начинают пританцовывать. Вскоре танец их захватывает, и   чувство просыпается с новой силой.
Торжествующий Драматург еще более воодушевлено:
Дри-та дри-та туш- КИ!
Ой, дари-та туш- КИ!
 
Злодей в свою очередь, хладнокровно достает из кармана платок, подходит к креслу, в котором сидит драматург, и завязывает ему рот. Затем и вовсе при-вязывает его к креслу, для надежности предприятия. 
Злодей напевает на мотив “В траве сидел кузнечик”, под который влюбленные продолжают танцевать.
 
Злодей. Накрылись дритатушки! 
              Накрылись дритатушки!
              Накрылись дритатушки, а с ними вся любовь!
              Представьте себе, представьте себе
              Накрылись дритатушки
              Представьте себе, представьте себе…
(Он резко замолкает, влюбленные,  будто облитые с ног до головы холодной водой, замирают как вкопанные.)
 
Злодей. Ха-ха.
 
Он и Она опять пытаются разойтись.  Драматург беспомощно издает звуки, похожие на «дритатушки». Но они звучат слишком невнятно, и влюбленные никак на них не реагируют. 
 
Злодей (командует). Мальчики налево, девочки направо!
  
Влюбленные наконец-то разошлись, идут к противоположным кулисам. Она оборачивается посмотреть, не обернулся ли он, и в этот момент спотыкает-ся о ногу Драматурга, который умышленно  выставил ее.
Она.  Ай! (Начинает реветь, как маленький ребенок.) 
 
Он, сраженный ее беззащитностью, подлетает к Ней, начиная утешать. Она молча показывает Ему на ободранную коленку. Злодей пытается его отта-щить силой, но влюбленный непреклонен. Он - сама забота. 
 
Достает из карма-на ватно-марлевую повязку, и бережно перевязывает ногу возлюбленной.
Она все еще хнычет. Тогда он приобнимает ее.
     
Она (всхлипывая). Пропало наше славное жилище.
                                Что делать нам теперь, любимый мой?
                                Мне холодно.
Он. Да здесь ведь красотища!
        Взгляни, как мир прекрасен!
Она. Бог с тобой!
         Здесь нету ничего, что так прекрасно,
         Как наш сундук…Давай его чинить.
Он  (взглянув на сундук). Ну, это ты, любимая, напрасно.
                                           Давай попробуем  теперь пожить
                                           Без этих комфортабельных условий,
                                           Свобода—вот что нам с тобой дано,
                                           И не использовать ее по полной
                                           Программе было право бы грешно.
 
Она. Ну, хорошо, давай свою программу.
          Мне скучно здесь. Что делать будем мы?
          
Он. Давай смотреть на эту панораму (показывает рукой на зрительный зал)
       Здесь люди, там долины и холмы…
 
Она. Но мы и прежде видели такое.
          Нет. Предложи занятие другое.
 
Он.  А почему я должен предлагать?
         Могла б и ты попытку предпринять.
 
Она.  Вот вечно так, мужчина не способен
          Ни удивить, ни даже и понять!
 
Он.  А женщина, конечно, понимает!
         И - удивить способна. Твою мать…
 
Она (накидываясь на него с пощечинами). Как ты посмел! В присутствии моем!
 
Он защищается от ее ударов, закрываясь  ладонями. Она продолжает его ко-лотить.
Она.  Скотина! Негодяй! Подлец! Скотина…(Мало помалу ее запал проходит, и они постепенно начинают понимать, что играют «в ладушки».) 
          Негодяй…. подлец, скотина… негодяй…
 
 Только они входят в раж, как Драматург начинает что-то усиленно мычать, Злодей развязывает ему рот
 
Драматург. Здесь люди…
 
Злодей (завязывая Драматургу рот).  Там долины и холмы…
 
Она смущенно опускает глаза, понимая, что здесь не место для «игр». Но раз-горяченный влюбленный готов все уладить, подбегает  к сундуку, пытается приладить его стенки друг к другу, суетливо напевая.
 
 Он. Дри-та дри-та туш- КИ!
        Ой, дрита-туш- КИ!
        Тьфу!
(У него ничего не получается, и он разозленный и понурый оставляет это за-нятие.)
Он. Ну, вот…  Придется все-таки чинить…
       Никак иначе не уединиться…
 
          
                                             Сцена вторая  
   
Вдоль задника слева направо идут два монтажника Сережа и Кирилл. Несут стремянку. Влюбленные смотрят на них в задумчивости. Сережа тоже оста-навливается в задумчивости, благоговейно глядя на сцену, затем - на Влюблен-ную. Кирилл, нахмурившись, дает ему пинка стремянкой, и они отправляются работать.
 
Он. Но где же раздобыть мне инструмент?
        
Злодей (с иронией, видно, что его начинает забавлять происходящее). У этих малых должен быть, наверно…
Он.  И, правда, подгадаю я момент
        И обращусь к ним.
Она. Как, однако, скверно,
         Что сломан наш прекраснейший сундук.
          (капризно)
        Любимый, сделай что-нибудь, чтоб мук
        Как прежде не было, ведь чувствам нужно
        Чтоб все комфортно, а не так натужно!
        А то уйдет, пожалуй, вся любовь…
        Подумать страшно, в жилах стынет кровь!
 
Справа налево снова проходят Сережа и Кирилл, на сей раз они  несут оконную раму. Не останавливаются, но Сережа снова заинтересован происходящим, и голова до последнего повернута к действующим лицам. Кирилл не выражает участия.
 
Он.  Но вот момент настал, сама судьба
        Подарок нам с тобою учреждает.
        Молись же за меня, твоя мольба
        Как песня, жить и строить помогает!
 
Она. Пускай, хотя б поможет починить.
          Я буду ждать тебя, мой друг в надежде,
          И заживем с тобою мы как прежде,
          Поторопись, монтажники уйдут.
 
Он.  Уже лечу, уверенный в победе,
         Ты только жди меня, родная, жди,
         И позаботься, что ли об обеде,
         И никуда одна не уходи!!!
Ласточкой устремляется вслед за монтажниками.
                                  Сцена третья.
 
Зевая Возлюбленная садится поверх сломанного сундука. Ей совсем нечего де-лать, в сундуке уже ничего нет. Драматург   мычанием подзывает ее, прося о помощи. Она развязывает его, и в знак благодарности он достает  из кармана лак для ногтей и протягивает ей. Она счастлива, и занимается маникюром.
 
 Драматург.  Вот человек:  имея, не хранит он,
                        А, потерявши, плачет о былом, 
                        Я сам такой, и жизнью я воспитан,
                         И не жалею даже я о том,
                         Но счастлив не был я с тех пор, как счастье
                         Однажды мне разрушить удалось,
                         И  надоели  мне уж все напасти,
                         Но все ж живу, мечтая, чтоб сбылось
                        Мое одно заветное мечтанье,
                        Покой и счастье, мир и созерцанье.
                        И на моих глазах такой  конфуз—
                        Презрев мечту, взвалили жизни груз
                        Себе на плечи двое ненормальных.
                        Теперь живут в условьях экстремальных.
                        Не знаю даже что и предпринять,
                        Пожалуй, довяжу носок, и надо пьесу прекращать.
 
Принимается за вязанье. Из кулисы появляется Злодей с букетом цветов, обо-льстительно улыбается в зал, и направляется к Возлюбленной, которая сидит к нему спиной.
 
Драматург. Как! Это ты? Опять?
Злодей. Прошу мне не мешать!
 
Подходит к Возлюбленной, закрывает ей глаза рукой,  затем подносит к ее лицу букет, Она вдыхает аромат цветов. Одурманенная запахом, поворачивается, думая, что это ее Возлюбленный, но видит Злодея, испуганно отстраняется, и начинает безудержно чихать.
Злодей щелкает пальцами, звучит знойное танго. Поначалу Она ничего не по-нимает, Злодей вовлекает ее в танец, в процессе которого Она перестает чи-хать и  забывается в страстном ритме. Злодей многозначительно снимает с ее коленки повязку, кладет ее в карман своего пиджака. Звучат последние аккорды, они стоят друг против друга. Он еще раз обольстительно улыбается в зал, она дышит взволнованно, глядя на него зачарованными глазами. Злодей начинает игру «в ладушки», но ее руки опущены, вместо них он прикасается к ее груди. Сначала у нее шок, но сил отпрянуть нет, она дышит все более взвол-нованно, уступая соблазну. Из кулисы появляется счастливый возлюбленный с дрелью, и застывает. Злодей застывает в свою очередь, забыв снять руки с груди чужой возлюбленной. Она стоит, запрокинув голову, не видя жениха.
 
Драматург.   Ну вот, не избежали адюльтера,
                      Банально получилось, как всегда.
                      Бог видит, принимал вовсю я меры,
                      Ну а итог?! Скандал и ерунда.
                      Ужели прав был модный искуситель.
                      Что сам я здесь всего лишь персонаж?
                      Тогда как я решил, что сочинитель?
                      Позор моим сединам!
 
Он.  Что за блажь?
        Прошу, так называемого пардона, но чем это вы тут заняты, любезные дру-зья???
Злодей  (иронично, в зал). «Молилась ли ты на ночь Дездемона»?
 
Она. Любимый, выслушай, сидела, в общем, я
Он (подходит к ней, смотрит на нее так пристально, что она теряет дар ре-чи. Затем – так же пристально рассматривает Злодея. Обнаруживает торчащую из его кармана тесемку.  Медленно тянет  ее к 
 
себе, пока не пони-мает, что это -  повязка с коленки его Возлюбленной.)
Так-так…Ну что ж, сперва займусь я этим (указывает дрелью на Злодея).
Злодей (издевательски). Ой. Страшно как… а тут ведь есть ружье!
Он.Чур, не стрелять! Наверняка здесь дети! (озирается по сторонам, в надеж-де).
Злодей. Детей здесь нет, извольте приступать.
 
Сглотнув слюну, Влюбленный внушительными шагами направляется к против-нику. Между ними вклинивается 
 
Она.
 
Она. Прошу, оставь его в покое, милый,
          Давай отпустим с миром подлеца!
Злодей. Что слышу я? Ужели вы забыли,
              Как не могли с меня свести лица?
Он. Вот это да! Вот это поворотец.
       А я вообразил, что ты чиста.
Он так угрожающе смотрит на Нее, что Драматург не выдерживает и стре-мится защитить Ее своим телом.
 
Драматург. Свидетель я, всему виной…
                     
Раздается оглушительный выстрел вверх. Злодей разражается дьявольским смехом. Возлюбленная мечется в панике, Возлюбленный присел, насторожив-шись.
 
                     Спешу вас успокоить: я задумал
                     Для пьесы сей всего один патрон.
 
 Злодей судорожно перезаряжает ружье, но больше патрона действительно нет.
 
 Он (победоносно). Ну что ж, сравнялись шансы, и расправа
                                  Тебя уж непременно ждет теперь!!!
 
Начинаются догонялки. Злодей попеременно прячется то за Влюбленную, то за Драматурга, периодически кто-нибудь из них падает, чертыхаясь и охая.
 
Он. Шельмец, отродье, негодяй паршивый!
        Сейчас тебя прикончу я в момент!
Злодей. Но ваши рожки, сударь, так красивы!
              Из уст моих почетен комплимент!
Он:  Но вот тебя настиг я! Распрощайся
         Ты с жизнью! (Действительно настигает его. Угрожающе заносит дрель.)
Злодей. Распрощаюсь, не вопрос.
              Позволь мне только расквитаться с этим
              (указывает на драматурга)
              Вот истинный виновник ваших слез!
              Когда б он вас в сундук не зафигачил,
              То жили б вы, друзья, совсем иначе.
              Свобода выбора была б тогда у вас.
               Я вас практически, от верной смерти спас!
 
Драматург. Не слушайте его, он сумасшедший!
                      Для вас хотел добро я сотворить.
                      И в ситуации произошедшей 
                      Не виноват!
Он (направляя дрель на Драматурга).  Ну все, тебе не жить!
 
Она.  Не смей! Не обвиняй его! Не в праве!
          Мне кажется, он добрый человек! 
 
Она оказывается рядом с Драматургом, в то время как Злодей и Влюбленный сгруппировались в оппозицию. 
 
Наступают стенка на стенку. 
 
Злодей и Он (хором).  Настаиваем прямо на расправе!
 Драматург и Она (хором).  Не вам решать, каким мой будет век!
Драматург (один, выступая на передний план).  А впрочем, на дуэль вас                                 
 
                                         вызываю. 
И секунданты есть.
Злодей. Я вызов ваш охотно принимаю.
               Почту за честь.
Драматург. Позвольте заручиться мне приметой -
                      Одену я носок - он был тут где-то
                       Довязанный. А спицы, заодно.
                       Послужат нам орудьем!
Все вместе.  Решено!
 
                                           Сцена четвертая.
 
 Дуэль. Драматург, надевший носок,  и Злодей расходятся по разным углам. Их секунданты - влюбленные пожимают друг другу руки, после чего выдают дуэ-лянтам по вязальной спице. Они начинают фехтовать.
Злодей.   Допрыгался, добдил, досочинялся!
                А пьеска-то с трагическим концом!
 
Драматург. Все было б хорошо, но ты вмешался!
                      И сам ударил в грязь своим лицом,
                      Ведь у тебя-то ничего не вышло,
                      Сломал сундук, а толку оттого?
 
Злодей.  Твоя корова лучше б помолчала,
                Конфуз твой поприличней моего:
                Задумал счастье, - благодетель, боже!
                Впихнув его в нелепейший сундук!
                Так на любовь, по-твоему похоже?
                Так вот как значит нет тяжелых мук?
 
Драматург.  А хрен-то редьки-то совсем не слаще,
                       По-твоему свобода им нужна?
                       Потеряны они, как звери,  в чаще
                       К несчастью им любовь уж не важна!
   
В это время  слева направо идут Сережа и Кирилл, с бревном. Увидев происхо-дящее, останавливаются в нерешительности. Сережа выходит на передний план, в это время все замирают в ожидании.
 
Сережа (с пафосом) Ту би, ор нот ту би,
                 Зет из зе квешчен. (Замечает  на себе всеобщее внимание, тяжело вздыхает и оправдывается.)
 
                Всю жизнь мечтал я Гамлета сыграть.
 
Кирилл. Тебе там перфоратор был обещан!
                Довольно лирики, пошли бревно таскать!
 
Сережа. Пошел ты со своим бревном, милейший!
                 Останусь здесь. Ни с места не сойду.
                  (Замечает Ее.)
                 Тем более, здесь есть объект крутейший,
                  Похожий очень на мою мечту.
( Подходит к Ней. Берет Ее за руку. Все ошеломлены происходящим.)
 
Кирилл. Б…дь, размечтался. Бездарь! Тунеядец!
 
Он.  Где дрель? Сейчас узнаешь, что почем!
 
Злодей. Ату его! Для пущих неурядиц!
 
Драматург (умоляюще). Пожалуйста…
 
Злодей (подначивает). Бревном его! Бревном!
 
Снова выстраиваются стенка на стенку, и начинается потасовка. Герои наки-нулись друг на друга. Из кучи дерущихся раздаются вопли:
 
Злодей. УРА!
Она. Апчхи!
Драматург. Спасите!
Сережа. Помогите!
Кирилл. Работать!
Он. Нет - моя!
Злодей.  Нога!
Драматург. Рука!
Кирилл. Бревном!
Злодей. Ружьем!
Она. Носком!
Драматург. Ай, пощадите!
Злодей. Я прав!
Он. Нет, я!
Драматург. Нет -  я!
Она. Нет!
Сережа и Кирилл.  Ни фига!
 
Потасовка продолжается на фоне импровизированной речи участников. Из кучи малы выползает измученный 
 
Драматург. Следом за ним кто-то  вышвы-ривает разбитый сундук.
 
Драматург.  Ах, что же происходит в этом мире,
                       И неужели я всему виной?
                       Такое безобразие в эфире,
                       Что волком выть мне хочется порой.
    (Видит мешочек с винтиками от сундука, открывает его.)
( Воодушевлено.)                 
                       А впрочем, есть еще одно решенье,
                       Покинуть этот жуткий кавардак,
Залезает в сундук, и отверткой (как всегда из кармана) привинчивает одну стенку к другой.
                       И, заперевшись в собственном творенье,
                       Отныне  делать так и только так!
                       Спасаться в миленьких фантазиях и мыслях,
                       И защищать свой собственный мирок,
                       Творить, тихонько думая о жизнях,
                       И мастеря очередной носок.
                       Пусть будет одиноко, но спокойно,
                       Гармонии иначе не достичь.
                       И либо ты отшельник, но достойный,
                       Ну, либо же - общественность (в сторону дерущихся) и дичь! 
                       
 Окончательно складывает сундук, остается лишь закрыть крышку. Он демон-стративно поворачивается лицом к героям, и скандирует 
                      Все в этом мире суета сует.
                      Прекрасней творчества вещей, пожалуй,  нет!
Но на него никто не обращает внимания. Все продолжают выяснять отноше-ния. Закрывает крышку.
Занавес закрывается. Звучит песня про любовь. 
 
                                                      Эпилог
 
Занавес поднимается, но на сцене нет ничего, кроме сундука, на стенке кото-рого висит носок. В передней стенке вдруг прорезывается окошечко. Оттуда высовывается любопытствующая  голова Драматурга.
 
Драматург. Если бы вы знали, как здесь хорошо!..  Пожалуй, словами и не ска-жешь… Но где же все? 
 
В этот момент слышен звук дождя. Драматург открывает крышку сундука. Высовывается, протягивает руку вперед.
 
Наверное, ушли из-за дождя… (Подпирает голову руками, начинает скучать.)
 
Из кулисы выходит понурый, мокрый Злодей, жалкой походкой плетется вдоль сцены. Ежится от холода.  
 
Идет мимо сундука.
 
Драматург (обрадовавшись встрече, но, не зная, как себя вести). Сомневаясь 
 Не хочешь ли зайти на огонек?
 Погодка нынче выдалась…
Злодей. Апчхи!
Драматург (отбросив сомненья).  Ну что ж ты медлишь! Заходи, а то просту-дишься еще чего доброго!
Злодей. Я ваше предложение приму!
Драматург ( смущенно). Тем более, что это твой сундук…
Злодей. Апчхи! Какая разница теперь-то
              Ведь у тебя там нет тяжелых мук.
             Я не святой, но грешен не на столько,
             Чтоб выгонять тебя в сырую хмурь.
             Меж нами были, впрочем, разногласья…
Драматург. Давай, прошу, забудем эту дурь!
                     Друг перед другом всю вину искупим
                     Прощением. Не будем докучать
                     Друг другу мы отныне. Это глупо!
                    Давай с нуля попробуем начать!
Злодей.  Апчхи! Давай!
Драматург. Апчхи же! Залезай!       
 (Залезает в сундук, преображается.  Видно, что ему тепло и уютно.) 
Злодей. Послушай, а здесь, и вправду, не плохо! 
Драматург (протягивая Злодею вязанье). И носок!
 
Злодей с воодушевлением берет носок, и начинает вязать. Драматург, доволь-ный перекидывает клубок из руки в руку, время от времени отматывая нить. На их лицах, обращенных в зал, умиротворение. Тихонечко играет музыка.
Злодей (мечтательно).  Придумать пьесу новую хочу…
 
Драматург медленно поворачивает голову в сторону Злодея. Музыка стано-вится все громче. Свет гаснет. 
                                          Занавес.

Смотри и другие материалы по теме:
Загрузка...
Загрузка...
Go to top
Каталог-библиотека о профессиях Ljubimaja-Professija.ru