На этой странице "Любимая Профессия" рада представить вам современные рассказы о профессии дегустатор, которые с любовью и душевной теплотой написали современные авторы. Спасибо авторам за труд и талант.

Рассказы про дегустатора 

Дегустатор (Очерк одного дня, сатира)

автор: Сергей Дет
 
         В далёкие времена, когда шелковый платок с лёгким завораживающим шелестом непринужденно проскальзывал сквозь обручальное кольцо, не обязательно самой высокой пробы, когда сочная мякоть персика не покидала бугристую поверхность собственной косточки даже под необузданным натиском острых зубов живущих в этом раю фруктовых грызоедов, когда коровы, жующие покрытую утренней росой сочную траву в предвкушении выдать на-гора очередное полнёхонькое ведерко парного молочка с неприлично-натуральным содержанием сливок и слыхать не слыхивали об альпийском блаженстве, жила-была такая себе Держава. Ничего так, Держава, с другими делилась, себя не забывала и похвалить и носик припудрить к праздничку, всё чин по чину.
         Да вот беда – «скушно» её отпрыскам, куда не кинь – сплошь удручающая взыскательный взгляд серость из хлопка да льна, шерсти да кожи, да ещё мехов всё больше с кроля стриженных и не с какой-нибудь шиншиллы, а самого что ни на есть серого ушастика. И узор с невзрачненьким колером, от которого требовательный вкус последнего захудалого художника страдает больше, чем слон от нафталина, и ассортиментик на костяшках счёт в перекид одним пальцем, и упакована покупка будет в экологически безупречную, но более чем невзрачную куцую оберточную бумагу, не конкурентоспособную по своей прочности с армейским пехотным бронежилетом, а уж если известными одному богу и спекулянту пресловутыми тайными тропами сумел приобрести долгожеланное, то сама обнова – зримый орден за выносливость (от «вынести из-под носа») и изворотливость («из ворот с тыла») в среде себеподобных приматов.
         Разбежались отпрыски от скуки во все известные и неизвестные доселе стороны и  такая красотища пришла, что порой и самых закалённых в незримых боях за дефицит оторопь берёт. Порождённые весенним буйством фантазии алхимиков-импрессионистов цветут яркими палитрами многобитные полутона и оттенки красителей на всём удобо - и неудобоносимом и, способные остановить на бешеном скаку лошадь, незабываемо-неубиваемые запахи современных «шедевральных» эталонов продукции. Как частный случай, в весьма неожиданных проявлениях отдельно взятые ароматы в одежде и обуви, которые в свою очередь, выполнены из лучших синтетических и искусственных материалов (с вынужденным порой, локальным добавлением полунатуральных вкраплений в виде супер писка последнего вопля моды) и имеющих широчайший спектр износостойкости от единиц до десятков тысяч скорбных  минут на весь период нещадной эксплуатации.
         Отметим, однако, что если вы представитель много обещающего сословия и за вашей неразваливаемой сараюшкой из привезенного на перекладных, в целлофане поштучно, красного кирпича, по совету нанятого ландшафтного дизайнера скромно притаился в специально законсервированном уголочке пустыря среди оазиса зеленых пальм и кипарисов, что ни на есть, самый крошечный авианесущий крейсер с этакими стратегическими летательными штучками на борту, именуемыми в специальной литературе геликоптеры, то по весьма примитивным временнЫм меркам вы вполне можете стать немногочисленным обладателем свежедобытых в неотмороженном виде любых известных, малоизвестных и пока неизвестных всеобъемлющей науке (в содружестве с желающими заработать на хлеб с паюсной икрой) представителей флоры и фауны с их собственными экскрементами, завернутыми в свежевыстиранную тряпочку. Однако, для поддержания должного лояльного общественного мнения настоятельно рекомендуются нечастые посещения депутатской забегаловки с легким полдником в несколько блюд себестоимостью в n-минимальных пенсий, проданных вам по цене надкушенного пирожка с квашенной в прошедшем веке капустой, перемешанной с поседевшей от тоски селедкой – близкой родственницей царя гороха.
         Основная же масса отпрысков, с куда менее притязательной фантазией, пользующаяся возможностями поисково-доставляющих средств массового применения, довольствуется великолепным многообразием множащихся экстравагантных наименований и форм, предлагаемых к продаже товаров, завезенных от обладателей суженных зрачков с желтоватым оттенком, либо от талантливейших изобретателей местной селекции с глубоко уходящими в неизвестность корнями, незаслуженно скрытых от любопытного глаза инфантильного прокурора.
         Первобытное несовершенство древнейших кулинарных технологий, не позволившее великим египетским фараонам сохранить собственные мощи в виде, приятном для обозрения и почитания потомками, как не обладающее способностью превратить почившую кошку в розового молочного поросёнка, устранено новыми уникальными технологическими достижениями, в коих в ярчайшей информационно-конспиративной упаковке продукты имеют неограниченные сроки хранения, а также беспрецедентно длительного без оной. И сегодня мы вполне могли бы ощутить сладчайший вкус фиников и головокружительно тончайшие ароматы древнейших напитков из собственных рук вышеозначенных представителей исторических династий, обогащённых современным познанием, всё труднее выдерживающих многовековую конкуренцию с его величеством Временем, в отличие от наших современников, способных встретить в неопределённо-отдалённом будущем немногочисленных потомков очаровательной белозубой улыбкой на ощутимо-свеженькой и изысканно приятно пахнущей собственной мумии.
 
                                                                   Акт № 1
         Оценка представленных образцов продукции проведена высочайше квалифицированными специалистами с обобщённым стажем не менее трех участий в рассматриваемой процедуре, заслушанными дегустаторами околоподъездного значения.
   В предложенных образцах членами комиссии единогласно выделен образец, выпускаемых по ТУ продуктов, под номером  Х-й, как несоответствующий современным высочайшим требованиям ни по состоянию угнетающего блёклого вида, ни по подозрительно низкому источаемому уровню галлюциногенов и, что особо отмечено присутствующими, шокирующе-слабым вкусовым поражением. Имеет место факт фатального недовложения основных ингредиентов, классифицируемых как Е-добавки, в том числе: см. приложение, п./п. 1-666, а также катастрофически низкое применение пестицидов, гербицидов, ГМО и др. достижений инновационных технологий на ранних стадиях технологического процесса, как то: подготовка площадей, посев, выращивание.  С целью повышения товарооборота предполагаемого продукта уборку первого, второго и т.д. урожаев производить из созревших не более чем на сорок процентов плодов, что значительно повышает перевозимость и сроки хранения при прочих неблагоприятных условиях.
Заключение:
Категорически запретить попытки изготовление продукта, созданного на основе натуральных вложений. К нарушителям применять наиболее строгие меры пресечения.
Члены комиссии в составе:
Безвкусовщиков Уксус Консервантович, 
Всисюпьянов Залей Барматухович, 
Нечувствительный Протух Прокисович, 
Председатель экспертной комиссии: Хрякомордов Дилетант Охрюпович.
Дегустатор
автор: Шин Фейн
 
1. Раз, два, тридцать восемь, пять, ОПА!
Свет! Да будет свет, моя душечка!
Да будет. Разверзая твердь, мчатся ангелы с трубами, мртангами и погремушками сквозь пыльную изморозь.
Измазанные малиной, простые, как все гениальное.
Бросая из жара в пепел потолки и крыши, сыплются к ногам их звезды.
Молоды, зелены от времени да неотпеты.
Ответь мне, да нет…
Зелены глаза и души. Хрупкие котята освещают цепкую жуть снизу.
Дегустатор на ратуши проверяет сладкий августовский перезвон воздушной травы.
Ему видна сущность всех рек в радиусе пятисот миль. Он может позволить себе 574. И он позволяет…
 
2. Раз, двадцать три и сорок пять. Сыплются звезды шуршащей струей да сгорают кошачьими ласточками в небесах на фоне клубничного заката. Ангелы в авангарде Чисел Изменения уже пролетели наш оглашенный переулок. Что же змеи в камышах так ежатся? Зеленая кожа по мокрой гальке. Осиротели вы, дети безгласные. Своим чередом пришел белый месяц январь, что тайно готовит белые гирлянды прорубей осколками на ресницах вечернего путника.
Как-то раз было это далеко.
И вот еще немного и совсем уже не было. Закатом приоткрылись глаза. Другие…Чужие страны, а болота все свои.
Вереницы художников, которые все успели и скучные посиделки фотографов, которым все поверили. Не желающие сливаться с толпами паломников на набережной чудесной реки Стикс. Сладкие отмели реки Леты.
МелИ да отмелИ метели светлячков над телом Стрелочника, великого человека. Кто все вместе его не любил, те все вместе пытаются уловить запах и радуются. Быть листьями. Быть всем вместе погребенными под снегом и сладкими пряниками. 
За углом живу я. И считаю что-то. С очень важным видом.
Дегустатор
автор: Алексей Тесенгольц 
 
В семье Ланцовых тревога, наконец, сменилась радостью – дочка приехала.  
Наташа выросла в вполне благополучной семье и была, что называется, домашним ребёнком. Она неплохо училась, любила готовить еду и часто освобождала, вечно занятую, маму – бизнес-леди.
Когда она закончила школу, то долго профессию выбирать не стала и поступила в пищевой техникум в своём же городе.
После двухлетней учёбы всех послали на практику. Наташа, к недовольству родителей, выбрала Грузию из-за возможности побывать на море.
У родителей было одно условие, чтобы дочь звонила, если не дважды в день, то один раз, обязательно. 
На том и порешили.
Наконец, Наташа приехала  загорелая и счастливая. Родители успокоились и жизнь продолжалась в своём привычном ритме.
Через месяца два отец заметил жене:
- Ты обратила внимание, что Наташка очень уж возбуждённая стала?
- В этом нет ничего удивительно    в её возрасте.
-  А на письма ты обратила внимание, раньше она с тремя подругами переписывалась, а сейчас появился новый адрес? 
- Нет, этого я не знала. А что тебя так волнует?
- На обратном адресе фамилия Контария. И во время телефонных разговоров у неё непривычно загадочное лицо.
-Давай-ка, дочь рассказывай про твои девичьи страдания. У нас в семье, вроде, всегда царило взаимодоверие.
- А что вас, собственно, так  интересует?
- Письма мы твои не читаем, но адрес на конверте грузинский.
Да, я познакомилась с молодым человеком, он мне пишет и звонит. Что-то я не припоминаю, чтобы вы меня так контролировали и не доверяли.
- Он грузин? 
- Ах, вон оно что… Ну, не совсем: отец его, действительно, грузин. А мама русская.
- А звать как его?
- Как в песне: «по-грузински Аванес, а по-русски Ваня. Да, всё хорошо, не переживайте, я познакомилась с его друзьями, нормальные ребята.
- Ну, дочка, я бывал в Грузии, когда в горы ходил в молодости. Да, они приветливые, гостеприимные и застолье у них прекрасное, и песни тоже. Но, женщины у них в некоторых рамках. Мать, да, это авторитет, но до этого нужно прожить целое поколенье. Там свои обычаи и они сохранили традиции своих предков.
- Да нормально он ко мне относится!
- Это пока ты не жена. Женщина не имеет право сидеть с мужчинами за обеденным столом. Женщины встают, когда входит мужчина и многое другое, что прививают девушкам с детства.
-Так это в горах или в аулах каких-то. Нет у них такого, они цивилизованные, современные люди.
- И чем он занимается и где работает?
- На ликёро-водочном заводе. Но не знаю кем, он нам всё показал, объяснил, как гид.
-Хрен редьки не слаже, нам только пьяниц и не хватало.
- Не пьёт он вовсе. Сколько мы раз сидели в кафе, он ничего спиртного не заказывал.
- Наташа, у нас не тот случай, чтобы тебя учить, ругать и запрещать. Не было у нас этого и не нужно. Не спеши, разберись, взвесь и подумай обо всём. 
Прошло ещё пол-года, но переписка участилась. Напрасно родители рассчитывали, что со временем чувства детей притупятся.
Однажды за ужином Наташа пустила пробный шар: 
- Ванно меня приглашает в гости.
- Уж, нетушки. Знаешь, доченька, мы с папой посоветовались и решили, пригласи-ка ты его лучше к нам в гости. Нам нужно заглянуть в его ясные очи.
Наташа тут же позвонила в Грузию. В принципе, парень приглашение принял, но ему необходимо недели две, чтобы завершить производственные дела, а потом он оформит недельку на свой счёт.
На день приезда Ванно, родители позвали пару родственников и несколько друзей – «психологов». 
И в самом деле, Ванно оказался самым обычным парнем, с не броской внешностью, но с удивительно проницательными глазами. Вёл себя он вполне сдержано и был в меру общителен. Когда шёл разговор о живописи, музыке и поэзии, Ванно к месту высказывал своё мнение. С ним не всегда соглашались, но и неразумным не могли назвать. Каждый может иметь свои взгляды.
Гостей пригласили к столу и налили всем по рюмочке коньяка. Угощение было вполне подходящим, и для русской кухни, и для грузинской. Зато ассортимент выпивки был более чем достаточным. Всех интересовало сколько гость будет пить, а главное, как он себя будет вести после выпитого.
После тоста хозяина все выпили, только Ванно поставил невыпитую рюмку на место.
- Почему вы не пьёте, молодой человек?
- Я вообще не пью.
- Вы больны?
- Нет, я вполне здоров.
- Может вы алкоголик или закодированы?
- Ну, что вы, просто я не пью.
- Простите, но вы же работаете на таком производстве…
- Я дегустатор. Точнее, учусь на него. В день мои пробы составляют едва 20-25 грамм спиртного.
- И вы можете определить качество напитков на этом столе?
- Да, конечно, наиболее стоящее вино находится вот в этом графинчике.
- Дядя Коля, не твоё ли это винцо?
Николай улыбается, польщённый высокой оценкой: 
- Да, это из урожая винограда позапрошлого года.
- Дядя Коля, мы позже с вами поговорим как в будущем улучшить качество вашего вина.
- А, вот это магазинное виноградное вино, как вы находите?
- Извините, даже без дегустации я чувствую, что оно не виноградное.
- Так, на этикетке виноградная гроздь.
- Мало ли что можно наклеить на бутылку…  
- Ванно, наш Сергей бармен, как вы относитесь к коктейлям?
- Изготовлять коктейли это целая наука. Но я не специалист. Помните в Золушке: «Я не волшебник, я только учусь».
- Ванно, а вот эти коктейли я только сделал?
- Трясти в шейкере виски нельзя, а коньяки тем более. Это очень нежные напитки и после встряски в них исчезнут вкусовые качества.
- А хороший бармен, это такая же редкость, как дегустатор.  Если вас интересуют подробности, так создатель классического «Мартини» -  Мартини ди Армад и Тагиа. Это был бармен одного Нью-Йоркского отеля. Чистый джин с добавлением сухого вермута, нескольких капель лимонного сока и несколькими оливками по вкусу потребителя. 
Но поскольку нашим дамам эта тема совсем не интересна, я  расскажу одну забавную историю. 
Князь Голицын слыл большим специалистом в дегустации вин. При дворе заинтересовались выводами Голицина и профессионального дегустатора. Когда сняли пробу вина, которое выдерживалось много лет,  князь утверждал, что в вине он почувствовал привкус железа. Дегустатор же заявил, что уловил  привкус кожи. 500-литровую бочку перелили по другим ёмкостям. Каково же было удивление, когда со дна бочки  извлекли связку ключей  на бечёвке из сыромятной  кожи.
Всё это Ванно говорил без апломба, как-бы извиняющимся тоном. Его смущало, что он невольно стал центром внимания гостей.
- Извините, Ванно, а кто ваши родители, если не секрет?
- Ну, что вы, они врачи, учились вместе, а сейчас и работают в одной клиннике. Только отец уролог, а мама терапевт.
После застолья Ванно по просьбе мужчин показал, как и по каким признаком производят дегустацию. Но, он неоднократно повторял, что не достиг и половины этой науки, а только учиться.
Как говорится, вечер прошёл в тёплой и непринуждённой обстановке. Родители успокоились и больше не докучали дочь насчёт выбора друга.
Когда Наташа закончила учёбу и проступила на работу, Ванно попросил разрешения приехать его родителям, так как он намерен просить руки их дочери.
Дегустаторы
автор: Михаил Кюрчевский
 
 Было субботнее, летнее утро. Солнце, как обычно, светило, посылая свои яркие лучи, на землю, прогоняя павшую росу, сверкающую на листьях цветов и на копнах скошенной травы. 
 Я ещё прибирал в сарае и посыпал зерно в кормушку для кур, и не слышал, как подошёл к дому мой сосед Иван, что жил через дорогу. Сам он был белобрысый и кучерявый двадцати пяти лет от роду. Жили они втроём. Он, сестра лет двадцати семи, и мать тетя Надя, женщина пятидесяти пяти лет.
 Так вот, в то злополучное утро он подошёл и сказал:
 - А что ты делаешь? Знаешь, мать там вино сделала, а пробовать не даёт. Говорит, что без твоей дегустации не даст, потому как нужна дегустация человека, знающего толк и не сильно пьющего. Вот говорит, приведи Михаила, пусть определит, можно ещё его пить или нельзя. Давай бросай свои дела и пошли к нам.
 - Нет, говорю, сначала уберу все в хлеву, а уж после подойду.
 Иван ушел, а я продолжал убирать во дворе. Пообещав, что приду, как справлюсь с делами. 
 Закончив прибирать, я уселся отдохнуть на маленькую скамеечку возле дома и наслаждался утренним 
 
жужжанием пчёл и порханьем бабочек над цветами, что росли в огороде. Увидев меня сидящим возле 
 
дома, мать Ивана - тетя Надя замахала мне рукой, мол, зайди на минутку. Я же приблизительно знал, о 
 
чём будет речь. Пересёк дорогу, поскольку Иван жил рядом, и очутился возле их калитки.
 - Ну, что там такое? - спросил я?
 - Ой! Посмотри-ка вино, а то не пойму переиграло или нет,
 - А моему Ивану всё одно, лишь бы выпить.
 - Хорошо, - сказал я, и пошел с тётей Надей в дом. Пока я разговаривал с ней, моя мать, видя, что я пошел, крикнула: 
 - Ты там не очень долго засиживайся, а то я вас знаю, как сойдетесь так потом и не разольёшь. Пока дно не увидите. 
 - Да нет, - крикнул я, - мы тут скоро, пара минут.
 - Ну- ну, - сказала моя мать, и пошла в дом. Отец был на работе, а работал он сторожем, и сегодня была его смена. 
 Войдя на кухню, я увидел Ивана, колдующего возле стола. Он нарезал хлеб, сыр (брынзу) и поставил на стол соленья.
 - Видишь, я тут приготовил, - сказал он и поставил стаканы на стол. 
 - Уж больно ты расшевелился, - сказала мать ему не то с укором, не то просто так, чтобы не раскатывал губу на многое. 
 - Вот немного дам попробовать и всё. А ты, вон уже и кружку литровую выставил. А не много ли будет?- смеясь, сказала она
 - В самый раз, - сказал Иван, и виновато отвернулся в окно.
 - Ну, да ладно, - сказала тетя Надя прокуренным голосом. Она иногда покуривала, привычка ещё смолоду осталась, когда она работала на тракторе.
 - Что уж делать с вами? Пробуйте. Тебе бы сразу ведро, на пробу, - сказала она, глядя на Ивана.
 - А мы что собираемся делать? - с обидой сказал Иван. 
 - Ты пока сиди вот, как даст" добро" Михаил, так и будет, а нет - то извини. Пусть тогда доигрывает, - сказала тетя Надя сыну.
 Иван бросил умоляющий взгляд на меня, давая понять, чтобы, не дай бог, мне ошибиться.
 Тётя Надя налила в стакан вина и подала мне.
 - Ну, что скажешь? - Спросила она, глядя на меня.
 Я, как настоящий дегустатор, взял стакан, немного повертел его для вида, понюхал, посмотрел на свет и пригубил. Сладкая жидкость коснулась всех рецепторов, что были на языке. Я почувствовал аромат настолько приятный, что меня уже было нельзя оттянуть от стакана. Я прижмурил глаза. Сделал еще более длинный глоток и подержал вино во рту.
 В это время тетя Надя и Иван смотрели заворожено на меня, как будто должно произойти чудо. Я проглотил содержимое, закрыл глаза и крякнул от удовольствия.
 - Ну, Миша! Определил? - спросила она. - Как оно?
 - Ух, ты! Крепкое, не то, что в магазине. Сразу видно настоящий профессионал делал, - похвалил я хозяйку. Тётя Надя даже заулыбалась, и недавняя хмурость прошла, словно летний, легкий дождик.
 - Вот видишь, а ты говорила рано, да рано, - прорвалось у Ивана. 
 - Ну, говори не тяни. Готово? Что ли, - жалобно застонал Иван.
 - Погоди ты, не тараторь, - прикрикнула мать на Ваньку. - Пусть Миша скажет.
 - Можно пить, - выдохнул я и глянул на расплывшееся в улыбке лицо Ивана. 
 Из комнаты выглянула старшая сестра и, бросив не очень дружелюбный взгляд на брата, помотав головой, прошла мимо нас, в сени, зная, что одной кружкой не обойдётся.
 - Тоже мне, дегустаторы, - услышали мы обрывки фразы, когда в проёме двери мелькнуло цветастое платье.
 - Ну ладно, - сказала мать Ивану, - ты смотри, не балуйся сильно, зная склонность сына пошалить возле напитка. 
 - Я тут схожу в магазин за продуктами, а вы не сильно расслабляйтесь,- сказала тетя Надя, - и стала собираться в «центр».
 Мать Ивана ушла, а мы остались, (как кот возле миски со сметаной). 
 - Эх! - сказал Иван, бросая взгляд на тару, где было вино - что-то не берёт, давай-ка ещё нальём кружечку, уж больно хороша «собака».
 Тут опять появилась сестра и проронила, как бы невзначай:
 - Вот я скажу маме…
 - А ну, кыш! Не бабское это дело, - пьяно подмигнул мне Иван, - совать свой нос в дела «дегустаторов». Иди, иди, - махнул он ей рукой. - Вон по дому работы сколько, а ты тут мешаешь нам. 
Чего уставилась?
 Была налита очередная кружка вина и ещё одна. Сколько не помню.
 Пили за крепость. За то, чтобы не кончалось. За дружбу и, конечно же, за неё, т.е. за любовь.
 - А может, хватит? - решил я как-то сбавить обороты разошедшегося соседа, видя, как он вошёл во вкус. - Мать-то, что сказала нам - чтобы немного.
 - Сказала, мазала, - парировал Иван. - Пей! Пока её нет. Не убудет. Подумаешь, чуть-чуть взяли, - и разошёлся в пьяной улыбке.
 Когда пришла тетя Надя, мы были на «боевом взводе», весёлые, как гусары после крепкого пунша.
 - Да вас хоть не оставляй, - сказала она, увидев нас.
 - Да мы немного- то и выпили, мам, - сказал Иван. 
 - Да куда уж там, не слепая. Вижу. Так! - Резко сказала она. - На сегодня «концерт по заявкам» отменяется. Вон идите, во дворе трава скошенная, там полежите и проспитесь, а то от вас толку мало, только мешать мне будете здесь. И стала выпроваживать нас на улицу.
 Мы вышли во двор, но почему-то Иван споткнулся и, словно космонавт в открытом космосе, плавно опустился на траву. Я пытался его поднять, но своими неумелыми действиями только мешал, и сам, не ведая как, очутился рядом.
 Чертыхаясь от неудачной попытки, я пытался сам уже встать, но не тут-то было. А Иван, стоя на четвереньках, дополз уже до изгороди, где находился поросенок, и там пытался встать, держась за планки. Куры раскудахтались и разбежались при виде столь не понятного существа. Шарик лаял, готовый сорваться с цепи, но Иван уставился на поросенка, едва шевеля губами, спросил:
- Ты кто? На что поросёнок только прохрюкал и отпрянул от изгороди. 
 - Фу ты, какой, - только и смог произнести Иван.
 Облака, проплывая в небе, смотрели на нас и качали шапкой белых волос. О, если бы они умели говорить! Мне стало неудобно перед этими беленькими облаками за свое поведение Я, шатаясь, подошел к Ивану и, взяв его под руку, поднял кое-как и повел на кучу скошенной травы. Умостившись на копну, мы начали петь, как тогда нам показалось. Собака сначала замолчала, а потом вдруг завыла, как бы подпевая нам. А мы не то пели, не то блеяли, как две заблудившиеся овцы, пока не уснули…
 Сколько проспали, мы не знали, но только солнышко уже приближалось к горизонту. И вечерняя прохлада вселяла в нас по крупицам радость от всего, что с нами было. Голова раскалывалась от боли. 
Видать, вино и в правду было ещё не готово и должно было доигрывать. 
 - Ну что, проснулись гусары-дегустаторы?- сказала мать Ивана, подшучивая над нами. - Всё, дорогие мои, вы вышли из доверия. Больше никакой дегустации.
 - Да мы и сами не хотим,- сказал Иван, - оно какое-то ненормальное от него голова, как чугунок.
 - А вы бы ещё «поменьше выпили», так и совсем до утра бы спали, - съязвила тетя Надя. - Это ж надо додуматься, напиться, что не могли ходить. Сами вы ненормальные.
 Вечер был испорчен, и мы с Иваном разбрелись по домам.
 - Где это ты был? - спросила моя мать? 
 - Ой, и не спрашивай, - отмахнулся я и пошёл спать. 
 Утром, на следующий день, мы с Иваном долго смеялись сами над собой, вспоминая всё, что с нами произошло. С тех пор мы больше не дегустировали, а если и пили вино, то только чуть-чуть в рамках приличия, чтобы не смешить кур и поросят.
 

Смотри и другие материалы по теме:
Загрузка...
Загрузка...
Наверх
JSN Boot template designed by JoomlaShine.com