На этой странице "Любимая Профессия" рада представить вам современные рассказы про профессию поэт, которые с любовью и душевной теплотой написали современные авторы. Спасибо авторам за труд и талант.

Рассказы про поэта

Поэт
автор: Молодой Мечтатель
 
Одним прекрасным летним днем молодой поэт Иван Подушкин приехал в столицу своей любимой родины из прекрасной рязанской деревни на чугунном, быстроногом поезде с целью посмотреть на жизнь городских людей, полюбоваться красотой многих музеев великой Москвы, а также встретиться с известным на то время поэтом Болонским, который в своих стихах прославлял царство любви и красоты. Иван хотел прочесть ему некоторые свои стихотворения и услышать о них мнение человека довольно много знающего в области поэзии и искусства. От мнение Болонского зависела его творческая судьба. Он решил, что если Болонский похвально отзовется о его творчестве, то он и дальше будет продолжать сочинительством стихов, станет поэтом любящим свой родимый край, будет гореть в огне пламенных, поэтических чувств, если же нет, то тогда прощай чарующий мир поэзии, океан сочетания божественных звуков и слов. Для творческой личности витающей в заоблачной стране фантазий нет ничего лучше, чем слышать шум океана звуков и слов, который полностью заполняют душу, и ты не можешь спокойно заснуть, пока не выплеснешь все, что чувствуешь на белом листе бумаги, который служит поэту явным другом в момент его духовных озарений
Иван приехал в Москву всего лишь на несколько дней. Он становился на ночлег в одной старенькой привокзальной гостинице, которая очаровывала его стариной. Увидев, ее Иван сказал про себя: «Наша жизнь действительно коротка. Кажется, что человек живет на этой земле всего лишь считанные минуты, а не многие года. Да так оно и есть. Когда-то в этой гостинице жили люди, которых давно нет в этом мире. Живут они лишь только в памяти своих друзей и родственников. Они тоже о чем-то мечтали, влюблялись, страдали, смеялись и мыслили. Одним словом жили. Были такими же людьми, как и мы. Некоторые из них своим талантом, любовью ко всему миру, проповедованием идеалов добра покали нам, что этот мир прекрасен, и они навсегда вошли в нашу жизнь как люди, чей альтруизм не знал границ. Я тоже хочу всю свою жизнь прожить с любовью к людям и к этому бездонному бесконечному небу, по которому плывут, как корабли по глади морской, белоснежные облака. Я люблю этот мир с зелеными лугами, густыми лесами, веселыми ручьями, желтыми полями и широкими степями. Я люблю Русь! Я буду ей вечно служить!”
Его комната располагалась на втором этаже ветхой гостиницы. Из окон открывался вид на вокзал и радостное летнее небо. В комнате было очень чисто и уютно, несмотря на убогость всего внутреннего убранства. Ивану она понравилась. Он оставил свой чемодан в комнате и сразу же отправился на столичном метро в гости к Болонскому, который жил неподалеку от Красной площади. Адрес он узнал из большой телефонной книги своего старого и доброго деда Афанасия. По дороге он очень нервничал, ведь решалась его поэтическая судьба. Он также боялся, что не застанет его дома или он уехал куда-нибудь странствовать. Иван никого не замечал, он находился в мире тревог и переживаний. Он надеялся, что его стихи понравиться великому поэту России и он сможет продолжать творить. Ведь он жить не может без поэзии.
Наконец он уже стоял у двери квартиры поэта и никак не набирался смелости позвонить в дверь. Но все же через несколько минут он смог пересилить себя и нажал на дверной звонок. Теперь ему оставалось только ждать. И ожидание было недолгим. Ему открыл дверь человек, стихи которого он обожал и которым восхищался. В коридоре стоял мужчина на вид 32 лет среднего роста, с небесно голубыми глазами, довольно худощавый и явно не спортивного телосложения. Звали его Николаем Болонским. На нем был надет длинный домашний халат, в правой руке он держал небольшой томик стихов Пушкина.
Проходите, пожалуйста, молодой поэт! Буду рад вас считать своим гостем - сказал Болонский
Как вы узнали, что я хочу быть поэтом?- спросил с удивлением Иван
Я вижу насквозь человеческую душу - ответил Болонский и еще раз пригласил его зайти в квартиру. 
Покорно вас благодарю - сказал Иван и зашел, наконец, в квартиру. Он выглядел очень растерянно.
Болонский закрыл входную дверь и пригласил молодого человека пройти в гостиную. Иван последовал за ним. Сердце его начало биться еще быстрее, он весь дрожал, как трусливый заяц. Ему даже казалось, что он вот-вот потеряет сознание. Несчастный Иван очень сильно переживал.
Болонский уселся в своем любимом кресле, томик стихов положил на маленький столик, стоявший рядом с креслом. Иван сел на деревянный стул напротив его. В большой и светлой комнате стояла тишина. Они смотрели в глаза друг друга и молчали. Две поэтические души встретились в мире, где правят, к сожалению, деньги и жестокость. 
Первым заговорил Болонский. Иван по- прежнему находился в состоянии нервного страха и не мог даже сказать слово.
Я бы хотел услышать ваши стихи мой милый друг. Пожалуйста, прочитайте мне что – нибудь - ласковым и нежным голосом сказал Болонский. Он понимал, в каком состоянии находится его брат по перу.
После этих слов у Ивана загорелся огонь в груди. Его страх исчез. Он встал со стула, достал из кармана пиджака скомканный листок бумаги, поднес его к своим глазам и перед тем как начать читать сказал: «Стих называется Звезды. Я написал его в одну лунную, звездную ночь. Я восхищаюсь красотой звезд сияющих на небе. Я обожаю красотою природы и не понимаю, как многие люди на земле любуются шикарными машинами и дорогими домами и совсем не обращают внимание на первозданную красоту нашей матери природы. Обывательщина часто захватывает в свои сети жителей земли, и они часто не могут выбраться из однообразной рутины жизни. В наше время промышленность и техника развивается стремительными темпами, но мир поэзии, философии, искусства мало кого, к сожалению, волнует. Так вот в своем стихе я хотел показать людям красу звезд, который для меня являются светоносными лучами счастья и добра. Извините меня многоуважаемый Николай Болонский за мою долгую речь. Теперь я прочитаю вам свой стих”
Иван начал читать свой стих с большой любовью к своему творению. Он читал его с душой, которая искренне любит природу и человека, как неотделимую и важную часть природы. Вот собственно его стих:
Вечные странники неба ночного
Радуют множество жителей мира
Яркостью света родного, святого
В круге движений живого эфира.
 
Звездные лучики ночью холодной
Странствуют в космосе полном загадок
Зная, что в жизни своей превосходной
Им ничего кроме счастья не надо.
 
Звезды любимые, звезды немые
Дышат свободою милой, прекрасной.
Звезды любимые, звезды немые
Смотрят на землю с любовью страстной 
 
Болонский слушал его очень внимательно. Следил за интонацией его голоса, прислушивался к ритму стиха, смотрел в глаза Ивана, в которых видна была радость и счастье. Болонский понял, что Иван сможет стать хорошим поэтом, если будет трудиться непрестанно. Ведь в нашем мире без приложения усилий, труда добиться своей цели невозможно.
После того как Иван закончил читать свой стих, Болонский сказал: 
Мне понравился ваш стих, но чтобы стать настоящим поэтом вы должны еще много трудиться. Я думаю, что вам не стоит бросать писать стихи. Мой друг у вас есть потенциал, и быть может однажды, вы станете великим стихотворцем и прославитесь на веке. Вы добрый человек. Оставайтесь таким на всю жизнь.
Спасибо вам большое. Знайте, что я был и всегда буду поклонником вашего таланта. Еще раз покорно вас благодарю - радостно проговорил Иван
В этот момент радости и счастья молодого поэта в другой комнате зазвонил телефон. Болонский неохотно встал с кресла, и пошел отвечать на телефонный звонок. Иван не слышал о чем он с кем-то говорит, так его это совершенно не интересовала. Он видел перед собой новые стихи, которые он собирался написать в недалеком будущем. Иван пребывал в состоянии, которое знакомо лишь творческим личностям с очень тонкой, чувственной душой. Для поэта главнее всего это его чувства. Человек без чувств всего лишь черствый сухарь.
Болонский снова вернулся к Ивану и сказал, что к нему едут гости и молодому поэту придется покинуть его. На прощания стройный, кареглазый, красивый деревенский парень обнял его крепко. Еще раз поблагодарил, пожал руку на прощание и отправился в свою привокзальную гостиницу. На улице уже начало темнеть, подул легкий разбойник ветерок, воздушный цари птицы еще летали по небу, природа дышала свежестью и тишиной. На душе Ивана было светло. Болонский не разбил его надежды в пух и прах, а наоборот помог ему приблизиться к своей самой драгоценной мечте стать настоящим певцом природы, добра и красоты, Поэт всегда чувствует свою связь с окружающим миром, он является частью его и поэтому не может не отражать в своих стихах то, что интересует людей своей родной страны и всего земного шара.
Через несколько лет Иван Подушкин стал известным поэтом. Его стихи раскупались не только в России, но и за рубежом. Вся его поэзия проникнута гуманизмом, любовью к природе и таинственному, голубоглазому небу. Он отразил в ней то, что интересует и заботит каждого жителя земли.
Он стал самым настоящим поэтом с чутким сердцем и очень доброй душой. Ивана Подушкина человечество не забудет никогда. Он вечно будет сиять людям своим лучезарным светом доброты. Он стал звездой, которая всегда будет гореть на небосклоне нашей жизни. Его мечта осуществилась. Теперь Иван Подушкин может с гордостью называть себя поэтом.
Поэт
автор: Капуцкий Александр Сергеевич
 
Поэты пишут голодными и без гроша в кармане, когда нечего делать, когда есть время: лежа на диване, в ванной, сидящим в метро на твердых сиденьях, на лавочках, в барах,пабах и парках, на авеню своего детства, когда нечего делать, когда гаснут фонари на Невском и на твоей московской улочке в спальном районе, когда ты пьешь только алкоголь, когда у тебя нет  питьевой воды в доме, когда тебя слушают, когда чужие уши сглатывают смысл слов, когда рождаюся стихотворения.
Их слова текут рекой,собирают моря и океаны душ согревшихся их теплом.Не теплом известности и веяния моды, а теплом творчества, мыслей.Они голодные, денег бывает много, но почти сразу кончаются:сигареты, бары и местами покрепче кальяна.
Не верьте сытым поэтам с деньгами, они сами себе не верят: многолюдные, сверкающие  фотоаппаратурой, пати, гламур, шик, дорогие напитки,шведский стол на все кухни планеты, звезды шоу и киноэкрана, армия папараци. Люди в смокингах и с рацией, с повседневной улыбкой на лице, блеск драгоценных камней и золота.
Стихоплеты и дисседенты, с откормлеными харями и огромным пузом, в костюме от глянцу известного имени, поэты ли?!
Они обманывают себя, врут вам, и считают, что если в рифму - значит стих, если стих - тогда поэт, если поэт - плати за рифму.
Поэт - маньяк, сумашедший, голодный, без денег - свободный, полный псих.
Поэт - готов убить, он не раз уже убивал, гасил звезды, царапал небо, рисовал на нем пошлые рисунки, облака, цветы для музы, как на бумаге.
Поэт - женат или не очень, но он один в своих жестах, манифестах или слогах, где выжили Ромео и Джульетта, сошли с ума, это все их кокаин и кислота.
Он добрый - он поэт, не продать и не купить.Законы-правила, то как не надо жить.
Поэт - худой голодный человек, без гроша в кармане, с чемоданом иллюзий, с кусочками сна, и пудрой слов, он сам себе следователь, сам судья, прокурор, исполнитель, барыга, машинист электропоезда, режисер, актер, убийца и жертва, а еще конечно немного поэт.
Я- русский поэт! Осип Мандельштам
автор: Людмила Лимич
 
Мандельштам сидел  в приёмной  директора  Государственного  издательства... 
Очень долго ждал, мимо него проходили  другие писатели, Мандельштама секретарша  не  пропускала.  Терпение его лопнуло, когда пришёл  Катаев  и сразу был приглашён к  Халатову. От  обиды  "Я- русский поэт!" - гордо выкрикнул  Мандельштам и вышел из приёмной, сильно хлопнув дверью".
"Русский поэт"- в устах  Мандельштама  звучало  как высшая  похвала.  Он высоко ценил поэта  Блока и считал его русским  поэтом,  а также Ахматову,  Клюева. 
 
В 1912году  выходит  первый  стихотворный  сборник Мандельштама "Камень". 
Наряду  с многочисленными  заимствованиями  было  в "Камне" и нечто  неповторимоё, своё. В  "Камне"  едва наметилась  демократическая  устремлённость  совпала с общим движением  времени. В годы революции  и военных  мытарств  процесс  "единения  с  людьми"  у  Мандельштама  проходил  наглядно и  грубо.
Г. Иванов  ядовито заметил, что  Мандельштам  оказался  "около  большевиков", ибо по природе  своей  был  неудачником.  То  что  он состоялся,  как большой  и значимый поэт  и  писатель, говорит  его  творчество.
Анна  Ахматова  высоко ценила  прозу  Мандельштама "Четвёртая  проза", о которой  она писала, что "во  всём  20веке не было такой  прозы".
 
Осенью 1910года  из третьего класса  заграничного поезда  вышел молодой человек . Никто его  не встречал, багажа у него не было, единственный чемодан  он потерял в  дороге. Рассеянный  молодой человек, Мандельштам "точно  свалился с  Марса  на  петербургскую  мостовую".
Марина Цветаева  написала об этом :
 
Позвякивая  карбованцами
И медленно  пуская дым,
Торжественными  чужестранцами
Проходим  городом  родным.
 
Молодому  Мандельштаму  предстояло долго и  трудно преодолеть  отчуждённость  от русской  жизни.  Он жил в мрачной  петербургской  квартире зимой, унылая дача  летом...
Тяжёлая тишина.  Его отец неудачник- коммерсант, чахоточный  и сгорбленная  бабушка  сидит  над  Библией: страшные, непонятные,  шепчет  древнееврейские  слова.
Ужас и  отвращение  сквозит в  юношеских  стихах:
 
Из  омута  злого и вязкого
Я вырос, тростинкой шурша,
И страстно, и  томно, и ласково
Запретною  жизнью  дыша.
 
Запретная жизнь  "столицы  полу мира"  не только  манила, но и  пугала  молодого  поэта. 
Стихи  1917года- в них пророчество  и  предчувствие  о чертах подлинной  России. 
 
Творческая  судьба  Мандельштама  -поиск  слова  связанное  с  историей  и культурой  народа. Поэзия  и публицистика  даёт  богатейший материал  о русском  языке. У него звучит ликующая хвала  русскому языку.  Филолог-романист по  образованию, он сравнивает его  с европейскими  языками.  Поэт  не только гордится  нашей  литературой- он глубоко  чувствует  её  русский  характер.
 
Стихи начала  30-х  обнаруживают  тягу  к искусству  Италии, Германии,  Франции.  
Но  Мандельштаму  дорога  Россия, в  стихах  он  восхищается  красотой  русской  земли,  соборы (с каким  упоением  выписаны  они в его  стихах).  Его привлекает  трагизм  русской  судьбы.
Предчувствие  общей катастрофы  обостряло  ощущение  личной  обречённости :
 
Я знаю, с каждым днём слабеет жизни  выдох,
Ещё  немного- оборвут
Простую песенку  в глиняных  обидах
И губы  оловом  зальют.
 
У поэта  наступило  глубокое и  страшное  прозрение. 1924год. Праздник  нэпа.
"И некуда бежать от века властелина" - писал Мандельштам.
А спустя  несколько лет  сдавленный крик:  "И некуда больше бежать".  И  опять: "Мне на плечи кидается век- волкодав". А знаменитое:" Петербург, я ещё  не хочу умирать"?
Поэт живёт в  постоянном  напряжении и переживании о  своём трагическом  конце.
 Но и  уклониться  от общей  судьбы, он не  желал.
 
Тридцать третьим  годом  помечены  в судьбе  поэта. Он пишет  стихи: "Старый Крым",  "Мы  живём, под собою не чуя  страны...",  "Квартира  тиха, как  бумага..."
Власть им  недовольна.  Это время  мучительных  испытаний, но и  время  зрелости  поэта.
 
В 1937году  он писал  Борису   Пастернаку:"Я хочу, чтобы ваша поэзия... рвалась дальше, к миру, к народу..." Завещание?    Нет, он не успел оставить  творческое завещание, просто писал  о том, что постоянно занимало мысли.  В это время у поэта  появляется тяга к народной  поэзии.  Он пишет в некрасовском  стиле:
 
На  откосы, Волга, хлынь, Волга  хлынь.
Гром, ударь  в тесины новые...
 
Он нашёл  дорогу  к лучшему  из своих созданий.  Образ  возникает в "Стихах  о  неизвестном  солдате".  Это реквием  по всем, кто  погиб  и кому  предстоит  погибнуть:
 
Миллионы  убитых  задёшево
Протоптали  тропу  в пустоте,-
Доброй  ночи!  всего им  хорошего 
От  лица  земляных  крепостей! 
 
1938год.  Большой  поэт  погиб в  лагере.
Поэт и доярка
автор: Любовь Кушнир
 
Жил да был один Поэт. Мужчина видный: молодой, кучерявый, зеленоглазый, с усиками, которые очень напоминали усы  весьма известной и крайне неприятной особы. Но Поэта этот факт не смущал, он считал усы важнейшей деталью своего имиджа и никогда не сбривал их. Как и положено поэтам, был он восторжен, романтичен и очень влюбчив. Женщины украшали его жизнь, наполняли смыслом и давали пищу творческой фантазии, тем более, что нашего  Поэта  давно уже  не связывали  узы Гименея. Надо признаться, его творческую мысль возбуждали не только женщины.  «Вино, вино, вино, вино – оно на радость нам дано», -  часто напевал он, не стесняясь  своего пагубного влечения. Как это свойственно поэтам,  наш герой тоже был небогат, а потому не брезговал самым дешёвым портвейном. Всякий раз, открывая бутылку, он назидательно повторял: « Плохого вина, как и некрасивых женщин, не бывает. Бывают мужчины, неспособные понять это».
Однажды летним вечером шёл  Поэт по улице города. Тёплый  воздух в наступающих сумерках становился прохладнее, деревья приобретали таинственные очертания, первые звёздочки засеребрились на небе, но он  не замечал никого и ничего вокруг, потому что был сосредоточен на фразе, засевшей в его мозгу. Он искал «ниточку», за которую мог ухватиться и вытащить из недр своего сознания очередной  шедевр. В тот самый момент, когда пришло, наконец,  нужное слово, почувствовал удар по плечу. Слово исчезло, зато Поэт увидел перед собой старого знакомого, неказистого мужичка – ровесника, который жил по  соседству.
- Привет, бродяга! Что, уже своих не узнаёшь?
- Да я… - Поэт растерянно смотрел на знакомого, пытаясь  вспомнить ускользнувшее из памяти найденное нужное слово.
- Где уж нам уж выйти замуж… Мы же не поэты,- стал  изголяться  мужичонка.
- Да ладно, просто задумался,- оправдывался Поэт и,  чтобы показать свою лояльность к непоэтической братии, спросил:
- Куда идёшь?
- В одно место, - загадочно ответил тот.
- Далеко?
- Далековато, - так же загадочно продолжил знакомый и добавил, улыбаясь: -  но оно того стоит…
Любопытного  Поэта заинтересовал загадочный тон и похотливая улыбка мужичка.
- Что, секрет?
- Да нет, на свидание иду. Познакомился с доярочкой одной, аппетитная такая! Сегодня она как раз в ночную смену работает.
- Не понял, - растерялся Поэт, - что-то не припомню, чтобы в нашем городе коровы на газонах паслись.
- Причём тут газоны? Она на ферме работает в пригородном совхозе.
Упоминание о  доярочке  разбудило воображение  Поэта: перед  его взором тотчас возникли образы молодых, озорных розовощёких женщин. Он слышал, что доярки умываются парным молоком, чтобы кожа лица стала белой и бархатной.
Мужичонка снова ударил по плечу Поэта:
- Есть идея! Пошли со мной! Не пожалеешь!
Поэт мгновенно представил тёплый ароматный  запах  сена, обнимающие его маленькие крепкие руки доярочки, её свежие губы,  нежную, пахнущую молоком кожу…   А над ними – огромные мохнатые звёзды на чёрном небе.  Романтика!
- А меня там примут? Не продинамят? – ещё сомневаясь, спросил  Поэт.
 - Конечно, примут! Там почти все одиночки: разведёнки, вдовы, молодухи…
Сердце Поэта затрепетало, а потом вспыхнуло страстным желанием  новых впечатлений:
- Пошли! – Сказал он решительно.
Гонимые похотью, молодые мужчины зашли в магазин,  купили две бутылки портвейна, одну распили за успех намеченного мероприятия, а другую взяли с собой в качестве гостинца. Решив, что закуска у доярок найдётся, отправились на автобусную остановку. Пока доехали до городской окраины, стало совсем  темно. Поэт нерешительно озирался в темноте:
- И куда теперь?
- Да тут недалеко, километра три пёхом через поле. Я дорогу хорошо знаю. 
Поэт ободрился. Румяные грудастые  доярки  возникали  перед его взором и манили улыбками, многообещающими взглядами, и он, словно слепой, шёл наощупь, явственно ощущая их.  . В кромешной темноте романтик спотыкался о кочки, рискуя  оступиться и вывихнуть ногу, осот и будяк  кололи руки, которые ничего тяжелее ручки и  портфеля  не держали, царапали лицо, нахальные комары роем кружились над головой , пытаясь насытиться поэтической кровью, а он шёл, подогреваемый любопытством и желанием новых,  необычных ощущений. Пройдя километра два, Поэт устало опустился на землю:
- Давай передохнём, - и достал из кармана бутылку портвейна.
- Дак это…   А чем угощать будем? – Нерешительно спросил инициатор мероприятия.
- А мы по  чуть-чуть, для  поддержания сил, - ответил  спутник, отпивая вино из горла бутылки.
- Ну, раз так, то давай!
После принятия допинга приятелям  зашагалось  веселей. Показавшиеся  из темноты огни фермы подсказали, что искатели приключений близки к цели. Сердце Поэта учащённо забилось, ноги сами ускорили шаг, заветные огни подмигивали, обещая сказочную ночь. В такие минуты стихи сами вырывались из души и уст Поэта. Он поднял очи и руки к звёздному небу и,  легко шагая, декламировал, сочиняя на ходу:
О! эта ночь, волшебная, как сказка!
Твоею дивной силой опьянён…
Вдруг он перестал чувствовать вес своего тела, оно, невесомое, стало стремительно проваливаться куда-то, Поэт не успел даже опустить воздетые к небу руки. Молнией промелькнула мысль: «Вот это ощущение полёта нужно запомнить!» А когда над головой сомкнулось что-то тяжёлое и жидкое,  наш романтик понял, что из Рая угодил прямо в девятый круг Ада и что нужно спасать себя. Он вынырнул и отчаянно замахал руками, пытаясь найти опору. Хотел позвать на помощь, но с ужасом почувствовал, что все отверстия на  голове: рот, нос, уши забиты  густой жижей. Стал очищать лицо, плеваться, сморкаться и только тут по запаху понял, что провалился в  огромную яму, в которую стекает навозная жижа с фермы. Собравшись с силами, опасаясь захлебнуться, несчастный Поэт выдавил из себя, почти  не разжимая рта: « МЫ- Ы-Ы-Э-Э-У-У» , желая привлечь внимание попутчика. Мужичок, которого тоже жгуче манили огни фермы, ушёл  было вперёд,  но, услышав  странные звуки, доносившиеся из темноты, вернулся. С трудом нашёл  Поэта в навозной жиже и героически спас для современников и потомков незаурядное  поэтическое дарование. Отмыть его было негде, возвращаться назад в таком виде – невозможно, оставался один путь – на ферму.
 Пришли. Поэт, прячась в темноте, чувствовал себя  крайне некомфортно. Из всех страстных желаний осталось одно: поскорее снять с себя всё и вымыться. Жуткий запах перебродившего навоза валил  с ног. Он задыхался.
 
Вечерняя дойка  недавно закончилась, доярки сливали молоко в большие бидоны, когда увидели вошедших в помещение фермы мужчин.
- Ой, бабоньки, глядите: никак  к нам гости?! – воскликнула одна молодуха.
Все подняли головы и,  увидев Поэта, сразу догадались, что произошло.
- И откуда такие красавчики к нам пожаловали!? Не из преисподней ли?
- Никак в нашу купель нырнули?
 
Женщины побросали вёдра и бидоны и столпились вокруг нежданных гостей.
- Ой, лышечко! Мама моя рОдная!  И как тебя угораздило туда?! – сочувствовала одна, а остальные женщины  визжали, хохотали и отпускали колкие насмешки и шуточки. Поэт готов был провалится сквозь землю, его мучила мысль, что  теперь его романтические мечты о сказочной ночи  в сене под мохнатыми звёздами  навсегда останутся мечтой.
- Что тут такое?! – раздался вдруг начальственный  женский бас. – Почему побросали работу?
Грозная  женщина лет 50-ти необъятной толщины в синем халате подошла поближе и,  увидев перепачканного Поэта, мокрого и жалкого,  приказала:
- Все – марш по местам!  Работать! Быстро!  А ты, голубь, пошли со мной!
Поэт обрадовался неожиданно возникшей подмоге и засеменил за строгой начальницей под притихшее хихиканье молодых доярок.
Она привела его в душевую, решительно раздела, выкинула в таз одежду,  выставила наружу и приказала кому-то её постирать. Потом вернулась и стала отмывать  гостя  под струями прохладного душа. Кудрявые волосы Поэта не хотели расставаться с остатками навоза, толстуха, не брезгуя, выбирала их руками. По мере отмывания женщина поняла, что не зря взялась за такую грязную работу: отмытое лицо мужчины оказалось молодым, зеленоглазым, с необычными усиками и приглянулось ей сразу. Отмытый торс оказался мускулистым и весьма притягательным. Когда женщина дошла до нижней части тела, Поэт смутился:
- Спасибо…  Дальше я сам…
- Стой уж! Сам…  Ноги  пошире поставь, а то не добраться. Вон,  сколько тут дерьма скопилось, -  по-матерински ворчала она, ловко орудуя  намыленной мочалкой  в промежности  Поэта.  Доярка ловко делала своё дело, так как мойка коров, особенно их вымени, была для неё обычным  делом. Однако привычное занятие вызывало в ней непривычные эмоции. Одно дело -  отмывать навоз с быка или коровы, и совсем другое – с молодого интересного мужчины. Пятидесятилетняя толстуха была разведёнкой со стажем и практически забыла, какие ощущения вызывают прикосновения к голому телу мужчины.  Она вдруг застонала и рухнула на колени, крепко прижимаясь к его ногам .  Потом дрожащими руками, вырывая пуговицы с «мясом», сорвала с себя халат. Оказалось, под ним не было никакой одежды.
Естество Поэта, подогретое портвейном и мягкими, сильными  руками доярки, немедленно отреагировало на внушительные формы сооблазнительницы. 
-О- о – о-о?! – удивлённо- восхищённо простонала она и пошла в наступление. Не рассчитав силу страсти, свалила  на цементный пол душевой Поэта, стремясь поскорее добраться до желаемого. Поэт, впервые  оказавшись под ста шестьюдесятью килограммами живого веса, сначала не почувствовал опасности. Голос желания  заглушал голос разума. Но очень скоро  сластолюбец почувствовал, что не владеет ситуацией.   Во-первых, потому что стал захлёбывался водой, так как упругие струи душа били ему прямо в лицо. Во-вторых,  потому  что чувствовал себя  придавленным  бетонной  плитой.  Он попытался выбраться из-под горячей, мокрой и скользкой туши, но взбунтовавшееся либидо доярки  цепко держало его. Всё его тело было во власти  могучей, растревоженной  страстью женщины. Ему оставалось только из стороны в сторону крутить головой и дёргаться, пытаясь освободиться. Партнёрша воспринимала эти движения как ответную реакцию и распалялась ещё больше. Поэт понял, что ещё немного – и он станет жертвой необузданной страсти. « Какая нелепая смерть!  Умереть  НА женщине – это одно, но ПОД  нею?! Несмываемый позор!  Эта мысль  хлестнула его кнутом.  Поэт, собрав остаток сил, закричал хриплым отчаянным  голосом:
- По-мо-ги -те! По-мо-ги-те!
 
Реакция женщины на этот призыв оказалась естественной: она на миг обмякла. Поэту в этот миг удалось освободить руки, он с силой упёрся в могучие плечи доярки, выбрался из-под неё и,  в чём мать родила, выскочил из душевой и помчался прочь.
Оказавшись на свободе, немного успокоился, но понял, что в таком виде далеко не уйдёт. Зашёл в коровник и, воровски пробираясь, оглядывался, ища какую-нибудь одежду. Коровы, жуя сено, в полудрёме равнодушно взирали  своими огромными грустными глазами на голого Поэта. Наконец, ему повезло: нашёл висевший  на гвоздике белый халат, оделся и теперь уже уверенной походкой вышел из коровника. Во дворе огляделся, увидел неподалёку стог сена и направился к нему.  Подготовив  постель из сена, улёгся под стогом.
Стояла тёплая,  летняя, ароматная  ночь. С бездонного чёрного  неба насмешливо подмигивали Поэту  мохнатые звёзды. Приятный запах сухой травы временами перебивался смачным навозным духом. Поэт зевнул, закрыл глаза, и из его буйной кудрявой, ещё мокрой  головы поплыли есенинские  строки:
Хорошо в краю родном!
Пахнет сеном и…  г . . .ом.

Смотри и другие материалы по теме:
Подождите...
Загрузка...
Загрузка...
Наверх
JSN Boot template designed by JoomlaShine.com